nadiayar: (Default)
Вчера к вечеру. Медлила с этим пару недель, прочитывая по паре страниц, зная, что книга кончится и всё, я расстанусь с героями и миром насовсем, без шансов встретиться ещё раз. Теперь, на Пасху, рывком закончила.

Этот цикл – одно из типично англосаксонских героических повествований, литературное выражение опыта, философии и культуры, которым мир обязан и «Беовульфом», и Толкиеном, и Адамсом, и легендами об Артуре. Сквозь временные победы звучит высокая трагическая нота предстояния живого существа – не Богу, но миру, материальному бытию с его жестокой борьбой и законом времени. Весну юности и лето зрелости сменяет осень увядания, сражаться становится всё труднее. Потом приходит зима и хоронит. Землю наследуют дети и дети детей, обречённые пройти всё то же. Где-то посреди витка этой бесконечной спирали можно увидеть краем глаза, если посчастливится, отсвет трансцендентной надежды на вечную жизнь, встречи _там_ и на рай – отсвет, мгновенный блик, может, бред, может, сон – и только. Вне зависимости от этих бликов материальная жизнь похожа на егереву виселицу. Эта виселица демонстрирует её основной принцип, конечную суть, надругательски беспощадную, как иссохший оскаленный череп. «Он умер вчера; умри ты сегодня, я завтра.» Поднимаешь голову – вот они, все тут, распяты, как на подбор. Старики, которых ты в детстве знал, герои преданий, легенд и саг, твои бабушки, деды, все остальные предки. Кайн победил, пережил врагов – Гру, Раттуна и Хоба – но время этим не впечатлилось, оно с ним расправилось. Время убило его, победителя монстров – за кадром, но следующей зимы он точно не пережил. И что? Гру можно понять. Она хорошо понимала суть дела, природу времени и спирали, а что касается бликов, не посчастливилось ей их узреть. И у меня не выходит её как следует осудить, как и Мэг и Хоба. Я бы спасла их, если б могла. Бедные злые твари.

Это невероятно прекрасно, вся жизнь – земля и ландшафт, берега и воды, поля и лес, топь и небо; полны радости, страха, отчаянны и теплы все живущие существа; музыка языка чиста, как прозрачный лесной ручей. На каждой странице, в каждом абзаце жизнь торжествует. В конце всего, за кадром торжествует смерть. Мы увидимся в небе, Кайн. В месте вечной охоты.
nadiayar: (Default)
Всем известна зубастая белка Скрат (Scrat), комическая разрядка из "Ледниковых периодов" -



Но никому, кроме читателей Ллойда, не известно, что (траги)комическая разрядка по имени Скрат (Scrat) уже была, и задолго до "Ice Age" - в ллойдовской трилогии о Кайне. Википедия знает:

Old Scrat
A male Common Shrew. A neurotic little creature prone to a pessimistic outlook. Though regarded as an annoyance by most of the animals, Kine finds a use for him as a spy against the mink. Old Scrat appears only in Marshworld, having died of old age before the beginning of the second book.
Scrat II
Old Scrat's grandson. He has a deep admiration for Kine, having grown up hearing stories about the Mink War. In spite of his inherited cowardice, he plays a vital role in tricking Rattun into believing Kine has died. Scrat II appears only in Witchwood.
Scrat III
Grandson of Scrat II. Like his predecessors, Scrat III serves as a worthy, if not timid, spy for Kine. He appears only in Dragon Pond.


Заметила - и мне вдруг представилось, что по "Кайну" станут делать мультик... и тут Blue Sky Studios и 20th Century Fox, хозяева "Ледникового периода", заявляют, что имя Скрат - их собственность, копирайт, и плевать им на Ллойда - у них больше денег, они корпорация и поэтому правы. И ведь действительно денег больше, и англо-саксонский суд запросто решит, что они правы. Прецеденты были, e. g. комикс-компании Eclipse и Marvel и супергерой Marvelman.
nadiayar: (Default)
Алан Ричард Ллойд:

http://biography.jrank.org/pages/2145/Lloyd-R-1927.html

Прекрасные эпико-драматические книги о животных, природе и Англии, заслуженно любимые на родине и, к сожалению, пока не переведенные и неизвестные в России. Но это поправимо. Немножко не дотягивает до Ричарда Адамса с "Уотершипским холмом", но именно что немножко. Кому-то так и вообще ближе будет - про хищников интересней. Герои очень хороши - Кайн и Гру, незабвенные, и весь их supporting cast.
nadiayar: (Default)
А ведь Гру - "макс", ЛСИ. Опознана по характерному юмору, МО, эстетике и беспощадности. Даже казавшийся мне авторским перегибом конец её отношений с Ливерскином - Гру, не вмешиваясь, смотрит, как отец её детей гибнет в бою, да ещё и насмехается над его поражением - укладывается в ТИМ: Ливерскин "не вытянул", не достал до её высоченной планки, разочаровал супругу. Очень типично для жестоких ЛСИ, ну а Гру бессердечна.

То есть это у меня не завороженность насилием как таковым. Это завороженность ЧС, чёрной сенсорикой, которая часто проявляется как насилие в историях, которые я люблю.
nadiayar: (Default)
http://www.amazon.de/Dragonpond-Kine-Saga-Vol-3/dp/0091739802/ref=sr_1_1?s=books-intl-de&ie=UTF8&qid=1330040913&sr=1-1

Сюжет в них, я вижу, примерно один и тот же, повторяется с первого тома, причём злодеям не сравниться с незабвенной Гру - но книги волшебны. Старая сельская Англия, любовь и война, трагедия и триумф. Для меня - замечательный эскапизм. И красиво.

PS. Купила книгу я за 1 цент, но за доставку при этом уплатила 3 евро:) Итог - 3,01. :))
nadiayar: (Default)
Кайн, вояка, всё тот же - самоуверенный до глупости, хвастливый нап. Мог бы с первого тома и поумнеть, повстречав такой пренеприятный сюрприз мироздания, как незабвенная Гру. Однако с этого крутого всё как с гуся вода. Интересно, наберётся ли он мудрости хотя бы к старости.
nadiayar: (Default)
В данном случае на холст. Портрет Гру. В образе человека.

Представим себе, что по "Кайну" сделали мюзикл, как по "Королю львов" и "Кэтс", и героев играют, конечно, люди. (Антропоморфики: изображение любых нечеловеческих существ, веществ, явлений и понятий в образе человеческих персонажей.)

Потом по мюзиклу сняли фильм, опять-таки игровой, с настоящими актёрами. Двуногими. Поскольку "Кайн" - талантливый перепев эпоса о Гренделе и Беовульфе, с сильными героями и сюжетом, фильм напрашивается. Явившийся мне образ Гру - с плаката к этому фильму. Плакат как бы разорван на два поля - Гру и Кайн. Причём Гру производит большее впечатление, Кайн какой-то - ну, светловолосый, что ли. Хотя и этого героя можно сыграть отлично, сделать интересным.

Гру - крепкая мрачная женщина с набрякшими веками, чёрными волосами, облачённая в безобразный чёрный мех. Не старая, но и давно не молодая, волосы висят космами, веки вымазаны тёмным илом, от которого у неё был бы вид зомби, если бы не недобрая осмысленность взгляда. В морщинах въевшаяся застарелая грязь. В ней нет ничего голливудского, чистенького, нет гламура. Она - женская версия Конана, который, допустим, стал служить богу смерти и сошёл с ума. Взгляд Гру тяжёл, как могильные плиты. Плакат показывает только голову и верх плеч. Гру потрясающая.

В книге у неё нет мотивов, кроме грендельской злобы, жестокости и гордыни, а вот в мюзикле и затем в фильме мотивы раскрыты. После массакра Гру созывает трепещущих жителей долины к берегу реки и читает проповедь, в которой разъясняет свою позицию. Примерно так:

Я убиваю живых - и смерть
смертным подчинена.
Стихнет последний крик - она
будет побеждена.

Гру убивает, чтобы обеззубить смерть, подчинить её себе, отнять у неё заложников, выйти из-под её власти. В мюзикле всё положено на музыку, и проповедь - рифмованный речитатив. Чтобы сделать свои слова доходчивее, Гру использует самый страшный образ, который знают обитатели долины - the keeper's gibbet, егереву виселицу. Чтобы противостоять Гру, Кайн должен мобилизовать все свои силы, упорство, ярость и любовь к жизни. Одних соплеменников мало, он должен убедить в своей правоте, а значит, несомненной победе остальных жителей долины. Война Кайна и Гру - состязание не одних лишь зубов и когтей, но и духа. Чтобы победить, Кайн должен объяснить себе егереву виселицу. Должен найти ответ.

July 2014

S M T W T F S
  123 4 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 06:56 am
Powered by Dreamwidth Studios