nadiayar: (Default)
Чем дальше, тем больше предпочитают свой естественный кучерявый look химическому псевдо-европейскому. Смотрите, сколько весёлых красавиц:

http://www.nytimes.com/2012/06/01/opinion/black-women-and-natural-hair.html

Молодчины.
Русским следует брать с них пример. Не стоит имитировать чужое, особенно если при этом травишься.
nadiayar: (Default)
Боевые роботы США - вскоре в сводках с полей вялотекущей третьей мировой войны: http://stepandstep.ru/catalog/your-videos/149185/prototip-kiberneticheskogo-geparda.html



Бежит, старается, как живое. Верная и прилежная тварь. Особенно жутко то, что оно бежит как бы задом наперёд, конструкция производит такое впечатление.
nadiayar: (Default)
и не оставляет чувство, что я это уже видела. В новостях за последние 10 лет. "Песнь о походе Альфреда Ф. Джонса по местам боевой славы Александра Македонского" в нарезке репортажей из Бактрии Афганистана, Вавилона Ирака и окрестностей. Вот-вот до Персии дело дойдёт. Однако, тенденция. Цезарь тоже что-то такое планировал, но его раньше убили.

Когда-нибудь Азии надоест, что к ней с запада ходят такие гости, и она пойдёт в гости на запад, чтобы остаться там насовсем.
nadiayar: (Default)
но во всех наших историях есть общее, и это общее хорошо описал Гришковец в недавней повести "А.....а". Что такое для нас Америка, откуда она берётся в наших головах, какой эффект производит.

Мне там сразу запомнился один пассаж -

Мы спорили и рядились у стен снежной крепости. Мы ругались и галдели: «Ты будешь немцем!» – «А почему я?!» – «Сам ты немец!»…
Мы шумели, а всё это слушал парень Геша. Геша был много старше нас. (...) То есть Геша был авторитетный человек!
И вот он стоял, слушал, как мы пытаемся поделиться на «наших» и «немцев», и вдруг подошёл к нам решительно. Мы сразу притихли. А Геша покуривал и возвышался над нами худой, сутулый, в клочковатой рыжей шапке непонятного меха.
– Короче, – докурив и отбросив окурок, сказал Геша, – все вы можете быть хоть немцами, хоть кем, а я буду американцем. Кто за меня?
Мы молча стояли и смотрели на него. Мы все были готовы и рады даже быть за Гешу, но вот американцами быть были не готовы. Мы не знали, хорошо это или плохо. А вдруг это даже хуже и позорнее, чем быть «немцами». Геша-то был парень хитрый. Мы знали, что с ним надо быть поосторожней. К тому же я не знал, как мои папа и дедушка отнеслись бы к тому, что я решил побыть американцем под Гешиным руководством. Но самое главное, если в «наших» и «немцев» мы знали, как играть, то про то, как играть в американцев, понятия не имели.
– Ну?! Чё притихли? – обведя нас всех хитрым и дерзким взглядом, сказал Геша. – Не ссыте! Американцы прилетят и всё здесь разбомбят. Так что я могу быть один против всех. Аме-е-ерика! – крикнул Геша, подпрыгнул и ловко, сильно и даже картинно ударил ногой в самую середину нашей крепости. Крепость не поддалась, и у Геши получилась только вмятина. Он явно рассчитывал на большие разрушения и эффект.
– Ах так!!! – крикнул он и навалился на нашу крепость плечом. – Ну чё стоим?! Давай помогай! Америка атакует!
Геша проломил-таки стену. Не сразу, но проломил. Сделал он это весело, выкрикивая смешные слова разными голосами, изображая какой-то непонятный язык. Я тогда подумал, что это американский язык. А ещё он корчил смешные рожи.
Очень скоро нам уже было не жаль нашей крепости, и мы все вместе накинулись на неё. Мы возились в снегу, радостно доламывали остатки стен и даже разбивали крупные снежные комья. Хохотали, боролись, кидались обломками крепости. Получилось веселее, чем мы рассчитывали. Потом мы устали, запыхались и взмокли. Кого-то криками из окон загоняли домой. Крепость была полностью разрушена, и мы уселись на её руинах. Геша закурил.
– Да-а-а, – выпустив дым, сказал он, глядя в тёмное холодное небо, – шутки шутками, а американцы прилетят, сбросят бомбу и… – тут Геша употребил такое слово, которое я, как и слово «Америка», откуда-то знал, но так же точно знал, что его произносить не стоит, особенно при родителях.

Я тут кое-что пропустила, заменив скобками с троеточием, а именно характеристику Геши. Кому надо, прочтёт это место в повести целиком; не в Геше соль. Идентификация с американцами и разрушение собственной крепости, полное радостного веселья - ага, в точности это люди испытывали около 1990 года. Веселились и разрушали, а то стояли смотрели на разрушение. Настроение и процесс узнаются на раз.

Повесть, впрочем, не грустная. Романтическая она. И читается хорошо.
nadiayar: (Default)
Продолжаю болеть. Прямо и не знаю, что делать, хроническая простудень. Слабость, сонливость, в горле пакость. Никаких сил нет. Давайте за мультики поговорим.

По наводке Фарнабаза посмотрела "Геракл у Адмета":

http://mults.spb.ru/mults/?id=926
http://multiki.arjlover.net/torrents/gerakl.u.admeta.avi.torrent

Я его видела пару лет назад, муж показал (большой поклонник советских мультиков), но позабыла. А фильм замечательный. Слабости, портящие западную продукцию, ему совершенно не свойственны. Здесь всё настоящее - от счастья до смерти, от скалистых ландшафтов Греции до человеческих тел. Тела особенно красивы - скульптурные, но не стилизованные, как живые. Где сейчас увидишь такой подход? В начале ещё бросились в глаза формы островов, скал - в них угадываются опять же тела людей, странных существ и чудовищ. Очень здорово, жаль, сейчас такого не делают.

Смотрела шестую серию "Iron man: Armored Adventures". Там появляется Иван Ванко, Алое Динамо (вот идиотское прозвище, а?). Персонаж и его мотивы - совсем не то, что в фильме, и сценаристы вдруг приятно удивили, проявив к нему понимание и не проявив русофобии. Не всё, не всё потеряно, ещё не похоронены под ненавистью и трусостью ум и совесть, хотя на обеих сторонах железного занавеса океана хватает и недоумков, и клеветников. Жаль, правда, что и в этой серии Тони безропотно позволяет друзьям ходить по себе ногами, но это всё-таки друзья. Совсем без людей нельзя, это и супергерою грустно.

Посмотрела ещё первую серию зело любимых когда-то "SWAT Kats". Мультик, конечно, детский, но отличный - острая динамика, осмысленные противостояния, крутость героев просто зашкаливает:))) Концепцию Мегакэт Сити, построенного на руинах кромешного колдовски-мракобесного мира каких-то "тёмных веков", беру себе на заметку. Работа героев в мультике как раз в том и заключается, чтобы держать дух этих самых тёмных веков там, где ему самое место - под тяжёлой плитой в глубокой могиле на кладбище. Молодцы ребята, туда её, всю эту Великую Талигойю вместе с её ревнителями:)

Расскажите мне про свои любимые мультики. И про любимых героев.
nadiayar: (Default)
Меня на днях спросили про зарисовку, не слэш ли это. И вспомнился семинар по американистике. Обсуждаем мы там рассказ Фолкнера "Сватовство", и студентка, немка, говорит: вижу гомосексуальные мотивы. Цитирует кое-что (описание мужского тела); и правда, с сегодняшней точки зрения вроде похоже на гомосексуальные мотивы, не очень даже и скрытые. Во мне что-то протестует, я говорю: стоп, ошибка. Образы и обороты, которые в сегодняшней культуре используются и трактуются как выражение скрытой либо открытой гомосексуальности, раньше так не применялись и означали совсем другое - например, дружбу. Они не ассоциировались с семантическим доменом гомосексуальности. Примеры - поцелуи между мужчинами (привет брежневским политикам:)) и описание дружбы тем, что мы сейчас воспринимаем как язык любви. "Он очень любил его" в 19 веке значило не то, что сейчас. Это значило, что любимый был для любящего дорогим другом. Тут нет "слэша". И то, что сейчас "любовь" между не-родственниками трактуется исключительно сексуально, и люди не видят другой возможности - свидетельство обеднения и деградации нашей культуры. Культуры чувств, прежде всего; разума тоже. Это не личная заморочка студентки, которой я возразила, а закономерный продукт социализации в культуре более вульгарной, похабной и бедной, чем та, к которой принадлежал Фолкнер.*

Рассказ "Сватовство" в оригинале, собственно, вот он - "A Courtship" (pdf-файл). Замечательный рассказ, с тонким юмором, довольно редким для трагичного писателя; можете прочесть и сами решить, кто был прав, я или та студентка. А то я, честно говоря, уже сама засомневалась. Глаз замылен. Полный текст фолкнеровских "Collected Stories" находится здесь. "A Courtship" - третий рассказ книги "Wilderness", короткого, но очень впечатляющего цикла об индейцах, в который входят также "Red Leaves", "A Justice" и "Lo!".

_______

*Эффект, надо сказать, препоганый. Вот, например, недавно была история в Штатах: мужчина оказывал знаки внимания маленькой девочке, ничего непристойного не делал, подарил ей цветы. Его арестовали. На суде он сказал, что очень любит девочку, но никогда не помышлял о сексе с нею. Ему дали восемь лет, и повезло ещё, что не пожизненно. По сравнению с этим злобным маразмом невозможность написать о нежности, преданности или любви между людьми одного пола без того, чтобы это было воспринято как "слэш" - право же, ерунда.
nadiayar: (Default)
http://www.people.com/people/article/0,,20301647,00.html

Джим Боб и Мишель Даггэр - белые христиане из Арканзаса. Ранний брак, 18 детей, крепкое здоровье и крепкая вера; собственноручно построенный дом, никаких долгов. Счастливая супружеская пара ожидает 19-го ребёнка, а их старший сын с женой - первого. Народ, берите пример:)
nadiayar: (Default)
И гуманистят вовсю:

http://messala.livejournal.com/177953.html

Надо сказать, эти спецы по "гуманизму и человечности" а ещё "пониманию и прощению" много дают наблюдателю. Я, например, после очередной милой беседы с американским экземпляром данного вида поняла, как так вышло, что Америка два раза подряд голосовала за младшего Буша. (В первый раз он смошенничал, но в 2004 всё было чисто.) Президент ведёт неправедную войну, вгоняет страну в бешеные долги, экономика катится под откос, коррупция цветёт, юридическое безумие пахнет - а они за всё это опять голосуют? И это самая практичная нация в мире??? Это оплот свободы?!

Оказывается, всё просто. Буш ощущался как меньшее зло. Он действительно делал всё вышеописанное, но - с моей собственной точки зрения - уж лучше всё вышеописанное, чем пониматели-и-прощатели, они же гуманисты-и-человечцы у власти. Эти просто чудовищны. Чистое зло. А в Америке как-то так вышло, что всё это традиционно плывёт в кильватере демократов. Того же Обамы, умного практичного политика и нормального человека, который и рад бы, наверное, отделаться от заразы, но не может: они - часть электората. Поэтому американцы терпели сколько могли _и дольше_, прежде чем проголосовать за оппозицию. Это как если бы альтернативой республиканским "ястребам" был парень, у которого всё хорошо, всё отлично, только вот за ним почему-то черти шляются. Натуральные такие, рогатые и серой прёт.
nadiayar: (Default)
Нужны выкладки геополитических аналитиков. В чём, собственно, суть экономической и политической стратегии США? Что они выигрывают от развала Варшавского пакта, установления гегемонии, расширения НАТО и т. п.? Зачем им всё это надо, почему именно это и куда оно ведёт? У меня, разумеется, есть своё мнение, но меня интересует, так сказать, официальный политологический консенсус.
nadiayar: (Default)
и прочитанное в моей голове само собой соотносится с "Царствием". Как Кинг вписал образы из книг Адамса в свою "Тёмную башню", так и я составляю мозаику Царствия из зеркальных осколков сиюмировой истории и культуры. Я даже не стараюсь, оно само летит и падает в узор. Складывается, как мотив песенки, короткой, как жизнь сама. Жизнь длиной в несколько сотен лет.

В том мире, мире Царствия, Генри Лонгфелло написал поэму "Пернатый Змей". Не знаю, до или после "Песни о Гайавате", но это портрет существа, с точки зрения поэта воплощающего Америку. (Судя по названию поэмы, Роберт Серпент идентифицировал себя с Кецалькоатлем задолго до того, как язычество стало допустимым и популярным. Он этого не скрывал. Он вообще всегда стремился к свободе от чужих мнений. И даже от своих собственных. Это у людей есть мнения, говорил он, а у меня нет. У меня есть люди.) Эта поэма посвящена прежде всего войне с Мексикой, в которой Змей сыграл ведущую роль. Лонгфелло воспевает его подвиги во имя Соединённых Штатов и всей великой идеи Нового Света, не умалчивая также и о кровавых его преступлениях. Поэма создаёт синергию окружающей Серпента индейской и "белой" мифологии и содержит некоторое количество популярных в то время сентиментальных мотивов, но эти мотивы развёрнуты там несентиментальной гранью. Образ главного героя как-то не располагал к сантиментам.

Связь Серпента с индейцами неоднозначна. Временами он бывал принят среди них с божественными почестями и сам принимал их как своих; временами совершал против них ужасное; а бывало и так, что он вместе с ними совершал ужасное против кого-то ещё - испанцев, например, французов, англичан или других индейцев. Или японцев и немцев, в ХХ веке. Это не было оппортунизмом с его стороны. Змей каждый раз вкладывался в эти отношения всем сердцем и искренне считал своими братьями краснокожих вождей, с которыми смешивал кровь. Как всякое Тёмное божество, Змей очень сильно зеркалит тех, кто имеет с ним дело. Нередко бывало так, что индейцы, которых он скальпировал и убивал, незадолго до этого своими "подвигами" сами показывали ему пример.

Там есть такой эпизод (в present tense, время действия основного сюжета), когда индейская женщина, мать племени и родственное Серпенту существо, публично обвинила его в изуверском убийстве её дочери. Речь шла о событиях 19 века, и Змей был в замешательстве: он просто не помнил, что там была за девушка и что он сделал. Змей ведь не изучает историю и мало интересуется прошлым, поэтому у него плохая память. Хорошая память у его телохранителя, Джека, который знает родную историю и литературу и просвещает Змея насчёт той девушки. Змей в ужасе. "Да я чудовище! Меня впору повесить. И ты это знал! Ты знал это обо мне и предложил мне свою душу, Джек. Почему?!" "Вы не чудовище, сэр", ответил Джек, "Вы - государство. Вы - Америка, и Вы меняетесь вместе с нею. Вместе с нашим народом. Теперь Вы уже не тот, кто творил те ужасные вещи. Вы другой человек." Джек умолчал о том, что он служил бы и тому, прежнему Змею, с неменьшей преданностью и любовью. В конечном счёте это всегда my country, right or wrong. У человека есть только один правильный выбор, считает Джек, потому что Иудин грех - всегда самый плохой вариант.

Обратно к поэзии. Стихотворение По "Город в море" -

The City in the Sea

by Edgar Allan Poe

Lo! Death has reared himself a throne
In a strange city lying alone
Far down within the dim West,
Where the good and the bad and the worst and the best
Have gone to their eternal rest.
There shrines and palaces and towers
(Time-eaten towers that tremble not!)
Resemble nothing that is ours.
Around, by lifting winds forgot,
Resignedly beneath the sky
The melancholy waters lie.

No rays from the holy heaven come down
On the long night-time of that town;
But light from out the lurid sea
Streams up the turrets silently —
Gleams up the pinnacles far and free —
Up domes — up spires — up kingly halls —
Up fanes — up Babylon-like walls —
Up shadowy long-forgotten bowers
Of sculptured ivy and stone flowers —
Up many and many a marvelous shrine
Whose wreathéd friezes intertwine
The viol, the violet, and the vine.
Resignedly beneath the sky
The melancholy waters lie.
So blend the turrets and shadows there
That all seem pendulous in air,
While from a proud tower in the town
Death looks gigantically down.

There open fanes and gaping graves
Yawn level with the luminous waves;
But not the riches there that lie
In each idol's diamond eye —
Not the gaily-jeweled dead
Tempt the waters from their bed;
For no ripples curl, alas!
Along that wilderness of glass —
No swellings tell that winds may be
Upon some far-off happier sea —
No heavings hint that winds have been
On seas less hideously serene.

But lo, a stir is in the air!
The wave — there is a movement there!
As if the towers had thrust aside,
In slightly sinking, the dull tide —
As if their tops had feebly given
A void within the filmy Heaven.
The waves have now a redder glow —
The hours are breathing faint and low —
And when, amid no earthly moans,
Down, down that town shall settle hence,
Hell, rising from a thousand thrones,
Shall do it reverence.

_______

Вот здесь это читают вслух. Я предпочла бы более выразительное чтение, но в этой интерпретации есть свой смысл. Только последнюю строку он не вытянул - её нужно целиком подчеркнуть, особенно "reverence". Это важно.

Такое стихотворение мог создать только гений. Гляньте на две последние строки в каждой строфе. Здесь что интересно? Стихотворение написал американец, и всё описание города решительно неамериканское - нету в США ни идолов, ни королей, и все эти купола, шпили, башни и вавилонские стены "resemble nothing that is ours", не похожи ни на что американское. Они - достояние Старого Света и мифов Старого Света. Город в море - своего рода инвертированный Авалон, волшебный западный остров богов и блаженных существ - где, однако, царит не рай, а погибель. Тир Нан Ог наизнанку. Таким образом, По иллюстрирует тезис крусановских бесов о том, что Америка - это мир-наоборот, некий ordo inverso, с позиций которого "Ра", божество конкистадоров из Старого Света, является просто-напросто смертью. Этот вывод придётся признать обоснованным, если смотреть на практический результат деятельности конкистадоров, а не слушать их вдохновенную болтовню о том, что у туземцев-де были кровавые культы, а они-де хотели как лучше. Они хотели как всегда и сделали как всегда. Хотели бы как лучше - сделали бы много лучше, только они как лучше хотеть не могут. Не запрограммированы они на добро, в целом. ("Не каждый сосуд, на котором написано 'Бог', действительно содежит Бога." (с) один немецкий богослов. Он может содержать и что-то совсем другое, несмотря на надпись на этикетке. Смерть, к примеру.)

[Этот город в море, эта обитель зла всегда ассоциировалась у меня с Валинором. Seas less hideously serene - очень "тёмный" образ, ему место в ЧКА - то есть было бы в ЧКА, если бы эта книга была написана без попыток проявить терпимость к обитающей на заокраинном Западе смерти. Что же ещё есть утопивший полтора живых континента Аман, если не рейх демонических идолов под гигантским оком царственной смерти? Воистину, когда вернутся Олмер, Саурон и Мелькор и армия Эндорэ наконец сбросит этот филиал ада в ад, весь ад будет приветствовать Аман стоя.

В этом противостоянии Америку не дОлжно идентифицировать с городом смерти в западных морях. Она, Америка, тоже лежит за морем, но это, как бы сказать - не то море. Направление не совсем то. Свободная дорога туда с некоторых пор приводит корабли не в валинорскую гавань, а на East Coast. Не стоит их путать. Они друг другу даже не союзники. "Океания официально находится в союзе с Весперией против Гипербореи и в союзе с Гипербореей против Армагетто. В случае временнОго совпадения обоих конфликтов the second concern overrides the first."]

Итак, "Царствие" и стихи -

O Captain! My Captain!

by Walt Whitman

O Captain, my Captain! our fearful trip is done,
The ship has weathered every rack, the prize we sought is won,
The port is near, the bells I hear, the people all exulting,
While follow eyes the steady keel, the vessel grim and daring;
But O heart! heart! heart!
O the bleeding drops of red,
Where on the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.

O Captain! my Captain! rise up and hear the bells;
Rise up - for you the flag is flung for you the bugle trills,
For you bouquets and ribboned wreaths for you the shores a-crowding,
For you they call, the swaying mass, their eager faces turning;
Here Captain! dear father!
This arm beneath your head!
It is some dream that on the deck,
You've fallen cold and dead.

My Captain does not answer, his lips are pale and still;
My father does not feel my arm, he has no pulse nor will;
The ship is anchored safe and sound, its voyage closed and done;
From fearful trip the victor ship comes in with object won;
Exult, O shores, and ring, O bells!
But I, with mournful tread,
Walk the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.



И это тоже читают вслух. И переводят на русский:

http://www.uspoetry.ru/poem/145
http://jeronimob.livejournal.com/93800.html

"Капитана" я буду цитировать в конце "Царствия". (Кто падёт? Кто после схватки с Врагом будет лежать на палубе холодным, мёртвым? Ответ напрашивается, но это, возможно, неверный ответ.)

А кстати. Кто бы хорошо перевёл вот это: Rudyard Kipling, An American? (просительно) Могултай, а, Могултай? Может, переведёшь?
nadiayar: (Default)
(Канадская.) Это стихотворение во многом типично для американской поэзии 19 века.


Emily Pauline Johnson
The Pilot of the Plains

"False," they said, "thy Pale-face lover, from the land of waking morn;
Rise and wed thy Redskin wooer, nobler warrior ne'er was born;
Cease thy watching, cease thy dreaming,
Show the white thine Indian scorn."

Thus they taunted her, declaring, "He remembers naught of thee:
Likely some white maid he wooeth, far beyond the inland sea."
But she answered ever kindly,
"He will come again to me,"

Till the dusk of Indian summer crept athwart the western skies;
But a deeper dusk was burning in her dark and dreaming eyes,
As she scanned the rolling prairie,
Where the foothills fall, and rise.

Till the autumn came and vanished, till the season of the rains,
Till the western world lay fettered in midwinter's crystal chains,
Still she listened for his coming,
Still she watched the distant plains.

Then a night with nor'land tempest, nor'land snows a-swirling fast,
Out upon the pathless prairie came the Pale-face through the blast,
Calling, calling, "Yakonwita,
I am coming, love, at last."

Hovered night above, about him, dark its wings and cold and dread;
Never unto trail or tepee were his straying footsteps led;
Till benumbed, he sank, and pillowed
On the drifting snows his head,

Saying, "O! my Yakonwita call me, call me, be my guide
To the lodge beyond the prairie - for I vowed ere winter died
I would come again, beloved;
I would claim my Indian bride."

"Yakonwita, Yakonwita!" Oh, the dreariness that strains
Through the voice that calling, quivers, till a whisper but remains,
"Yakonwita, Yakonwita,
I am lost upon the plains."

But the Silent Spirit hushed him, lulled him as he cried anew,
"Save me, save me! O! beloved, I am Pale but I am true.
Yakonwita, Yakonwita
I am dying, love, for you."

Leagues afar, across the prairie, she had risen from her bed,
Roused her kinsmen from their slumber: "He has come to-night," she said.
"I can hear him calling, calling;
But his voice is as the dead.

"Listen!" and they sate all silent, while the tempest louder grew,
And a spirit-voice called faintly, "I am dying, love, for you."
Then they wailed, "O! Yakonwita.
He was Pale, but he was true."

Wrapped she then her ermine round her, stepped without the tepee door,
Saying, "I must follow, follow, though he call for evermore,
Yakonwita, Yakonwita;"
And they never saw her more.

Late at night, say Indian hunters, when the starlight clouds or wanes,
Far away they see a maiden, misty as the autumn rains,
Guiding with her lamp of moonlight
Hunters lost upon the plains.


________

По-моему, очень красиво. Такие стихи сейчас не ценятся, у нас другие запросы, но стихи 19 века от этого не становятся хуже. Надо просто уметь их читать.

Фильм бы сделать по этому сюжету.
nadiayar: (Default)
В романе Крусанова "Американская дырка", повествующем о соблазнении дурака дьяволом, есть внутритекстовой (то есть не "от-авторский") пассаж, идеально раскрывающий заглавную тему. Я записала сценку из "Царствия", не попавшую по ряду причин в рассказ "Эсэсовец (Сон)", и перед тем, как выложить её здесь, хочу обратить внимание на этот шедевр мракобесия:

Отрывок из 'Американской дырки', глава восьмая, 'РА В ДУАТЕ' )

Вот так, дамы и господа. Надеюсь, не нужно уточнять, что в описанном раскладе я целиком и полностью на стороне Пернатого Змея и его верных, а сущность, именуемая в этом тексте "Ра", имеет к России (и миру) не больше отношения, чем всякий хищник - к своей добыче и всякая чума - к людям, которые могут ей заболеть. Я не случайно сделала это имя именем демона. Говорю это, дабы никто не подумал, что оценки и чувства Германа в последующем тексте - целиком и полностью мои оценки и чувства. Это лишь отчасти так.

А ещё мне от таких пассажей больно.


***
сцена, не вошедшая в рассказ
"Эсэсовец (Сон)"


Они сидели на скамейке во внутреннем дворе.

- Герман...

- М?

- Давай чего расскажу.

- Сон?

- Не... совсем.

- Видение?

- ...

Она опустила глаза.

- Опять что-то выдумала?

- Ну...

- Выдумала.

- ...

- Всё время ты что-то выдумываешь про людей.

Она подняла ноги на скамейку и обвила их руками, пряча лицо в коленях. Ну вот, обидел человека.

- Давай, - сказал Герман.

Надя молчала. Точно, обиделась.

- Рассказывай свою выдумку. Опять «этическая задачка»? Read more... )

July 2014

S M T W T F S
  123 4 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios