nadiayar: (Default)
Катарский Лангедок у нас - фэндом. Шинсенгуми - тоже фэндом. Третий Рейх... это _очень_ массовый фэндом, полный мэйнстрим.

Слабо, товарищи, сделать фэндом из руандийского геноцида?

Ведь если по Лангедоку и по Рейху можно, то можно и по Руанде 1994.
nadiayar: (Default)


Каменты жгут. "Yeah this is want people need to hear about Rwandan tragedy caused by Kagame and his Inyenzi....zogahera!!!" Не думала, что ещё раз увижу, как словечко "инъензи" используют прямо вот так всерьёз. Хуту пауэр живёт! Она живёт во Франции, стране, традиционно нежно любящей этих геноцидщиков. Пользователь gointowin как раз оттуда. Скажем ему спасибо -



- песня реально красивая. Ещё одна: )
nadiayar: (Default)

Та самая миниатюра, чуть-чуть доработана.


PS. Фотографии Африки вообще и Руанды в частности:

http://www.sgu.ru/faculties/historical/tvor/photorabota/nikitin
http://www.un.org/russian/preventgenocide/rwanda/photogal/leopold/dest/pages/o_.shtml

Кое-что вы узнаете в моём тексте. Например, закат в Кигали:

Закат в Кигали

Богатые кварталы и трущобы руандийской столицы:

Read more... )

Африканские репортажи:

Владимир Динец, "Полёт комара"
Офреканедз, "Заповедник Акагера"
Дмитрий Орешкин, "Дед Масай и музунги" - часть 1, часть 2.
nadiayar: (Default)
Могултай нашёл и перевёл замечательную (в своём роде) песню Симона Бикинди "Я ненавижу этих хуту...":

http://wyradhe.livejournal.com/105110.html

Она же на французском и в оригинале:

http://wyradhe.livejournal.com/104560.html

Бикинди - певец, который создал саундтрек для руандийского геноцида. Вот в этом пункте касательно Руанды я перед Могултаем снимаю шляпу, потому что я в своё время не нашла текст шЫдевра. Наверное, плохо искала. Впрочем, я искала на английском, а песня пелась на киньярванде. Могултай, надо думать, с французского перевёл. Те клочки английского перевода, которые мне попались, значительно лучше, там настоящая песня, а по ссылке - подстрочник.

Надо сказать, когда читаешь предысторию геноцида со времён колонизации, то симпатии нормального человека автоматически обращаются не к тутси, а к хуту. Потом, когда действие уже идёт после 1959, появляется сочувствие к тутси, которые стали жертвами колониальной политики бельгийцев и справедливого гнева сограждан. У меня идентификация с хуту потерялась только когда речь зашла о деталях геноцида. У них там вылезло то же самое, что - под другой вывеской, но по сути так же - гнало хорватов истреблять сербов, поляков - уничтожать и порабощать украинцев, а крестоносцев - жечь катаров. Люди в этом модусе теряют человеческий облик, и идентифицировать себя с ними уже невозможно, это уже не люди, а чёртовы роботы. Тут не совсем метафора, они буквально чёртовы роботы. Надо вдаться в детали, чтобы прочувствовать. Но до того, как модус включился, до самого начала резни хуту вызывают симпатию и понимание. Когда я представляю себя в этой истории, в Руанде, я хуту. И во сне о геноциде, который мне на днях снился, я тоже была хуту - как раз из тех, кого ненавидел Бикинди. У которых друзья-тутси.

Тем не менее я кое-чему научилась у Бикинди. Его позиция "I hate them and I don't apologize for that" может быть весьма здравой. Смотря кто такие "они". С этой поправкой я её и взяла на вооружение.
nadiayar: (Default)
Могултай заявил странное:

примером Руанды [в которой, замечу от себя, геноцид велся не "по приказу", а порывом тех, кто считал его и без всякого приказа уместнейшей и отличнейшей мерой - порывом, координируемым и управляемым вождями движения, но никак не по системе "бефель ист бефель" / по системе восточных нгуни]

Модераторий пока что трогать не буду - впрочем, кто хочет, может его трогать сам - а про Руанду. Могултай, откуда у тебя эта ничуть не соответствующая действительности информация? Сколько материалов по Руанде ты читал, и какие именно? Имена, так сказать, пароли и явки этих лжецов плохо информированных информаторов? Потому что в той толстой стопке книг, которые прочла я и которые частично написаны свидетелями, а частично состоят из интервью с участниками геноцида, пережившими его тутси и родственниками тех и других, повсюду сказано нечто прямо обратное. "Народный порыв" - это брехня, которой геноцидальное правительство Руанды тогда кормило глупых белых людей (=stupid white men (с)), чтобы те его, геноцидальное правительство, не очень журили и уж ни в коем разе не арестовали и не посадили, как сделали бы - и сделали - европейцы с европейцами. Типа, "мы тут все черножопые дикари, которые сами по себе эдак спонтанным порывом режут соседей, мы типа большие дети и нас нельзя осудить и вообще не стоит вмешиваться: резня как сама вспыхнула, так сама и закончится да и сойдёт на нет; тупым злобным ниггерам не впервой". Успешный получился мем, до сих пор держится.

Что в Руанде было - и есть - это не просто "религия приказа" (в её немецкой форме, т. к. я не знакома с системой нгуни). У них была и есть патологическая вера в авторитет вообще и авторитет вышестоящих в частности. Безоговорочное подчинение приказам - один из постоянных системных эффектов этого послушания. Приказ чиновников и вождей Hutu Power сыграл решающую роль. Без него в Руанде вообще не было бы никакого геноцида.
nadiayar: (Default)
я преподаю в школе - это моя старая гимназия - и ставлю с учениками старших классов пьесу о Руанде. Пьеса называется "Убийство президента", о смерти Хабьяриманы в результате заговора Аказу и о начале геноцида. Причём я же эту пьесу и написала.

Между прочим, идея хорошая.

Ещё я повесть о Руанде напишу, на немецком. Опубликуюсь в Германии.
nadiayar: (Default)
Пополнила список ещё одной книгой непосредственного свидетеля, а также парочкой романов и фильмов:

http://users.livejournal.com/_lapochka/657913.html

Кстати, все африканцы в списке - люди, непосредственно пережившие события. Поль Русесабагина - тот самый герой из "Отеля Руанда". Это очень правдивый фильм.

Мне там не хватает одной сцены. Это упомянутый в книге момент, когда Поль утром выглядывает на улицу и видит своего соседа - сколько Поль его знал, сосед был добрым и мирным менеджером в европейском костюме - с окровавленным мачете в руке. Сильный был бы кадр.

Почему то, что сработало в головах подавляющего большинства хуту, не сработало в голове Поля? Конфессия (он адвентист)? Нет, не пройдёт - протестанты там тоже убивали. Заразились как миленькие. Он наполовину тутси, но и это не объяснение, потому что другие сыновья отцов-хуту и матерей-тутси точно так же резали тутси, как чистокровные хуту. Чем этот человек так отличается от соотечественников, что вся эта зараза не то что не сделала его убийцей, а вообще его не задела? ("Район #9": чем Крис и его детёныш так отличаются от двух миллионов злобной тупой биомассы в гетто? Тут есть какая-то связь, или она мне глючится?)

PS. Вот ещё что мне это напоминает: то, что случилось с марсианами в фильме "DOOM". Там процентное соотношение "демонов" к "ангелам" вышло примерно такое же, как среди хуту в Руанде.
nadiayar: (Default)
1. Paul Rusesabagina, "An Ordinary Man: The True Story Behind 'Hotel Rwanda'
2. Philip Gourevitch, "We Wish to Inform You That Tomorrow We Will Be Killed with Our Families: Stories from Rwanda"
3. Romeo Dallaire, "Shake Hands with the Devil: The Failure of Humanity in Rwanda"
4. Jean Hatzfeld, "Machete Season: The Killers in Rwanda Speak"
5. Jean Hatzfeld, "Into the Quick of Life: The Rwandan Genocide - The Survivors Speak"
6. Alison DesForges, "Leave None to Tell the Story: Genocide in Rwanda"
7. Immaculee Ilibagiza, "Left to Tell"
8. Frida Gashumba, "Frida: Chosen to Die, Destined to Live"
9. Esther Mujawayo, "Ein Leben mehr" и "Auf der Suche nach Stéphanie"
10. Linda Melvern, "A People Betrayed: The Role of the West in Rwanda's Genocide" и "Conspiracy to Murder: The Rwandan Genocide"
11. Stephen Kinzer, "A Thousand Hills: Rwanda's Rebirth and the Man Who Dreamed It"
12. Colin M. Waugh, "Paul Kagame and Rwanda: Power, Genocide and the Rwandan Patriotic Front"
13. Annick Kayitesi, "Nous existons encore" (dt. "Wie Phoenix aus der Asche")


Фильмы:

"Shake Hands With The Devil" (документация)
"Отель Руанда"
"Shooting Dogs"
"Sometimes in April"


Романы:

Gil Courtemanche, "Un dimanche à la piscine à Kigali" (eng. "A Sunday at the Pool in Kigali", dt. "Ein Sonntag am Pool in Kigali")
Lukas Bärfuss, "100 Tage"


Это далеко не полный список. Он будет пополняться.
nadiayar: (Default)
"... К тому же белым бывает трудно понять некоторые особенности африканского поведения. Вот, например, такая нередкая у нас ситуация. У меня есть добрый сосед, мы вроде бы хорошо друг к другу относимся, между нами нет ссоры. Однажды он начинает обращаться со мной более жёстко; он за что-то на меня обижен, но не говорит, за что. Он с чем-то носится, и его глаза смотрят неприветливо. Если я вовремя замечаю его косой взгляд, я обращаюсь к другу и обьясняю ему, что между нами что-то не так. Мой друг идёт к соседу и беседует с ним. Потом он, может, придёт ко мне и скажет: твой сосед обиделся на тебя за то-то и то-то, так что смотри. Тогда я или иду к соседу и обьясняюсь с ним по этому поводу, или сохраняю между нами дистанцию. Иначе это может привести к тягчайшему конфликту. Если африканец долго носится с какой-то обидой, она может вылиться во внезапный взрыв насилия, который выходит далеко за рамки того, что соответствовало бы его причине. Эта африканская черта характера приводит к неожиданным массовым убийствам. Когда это случается, белые смотрят на нас сверху вниз и говорят: Смотри-ка, опять эти конголезцы или сьерра-леонцы или анголане убивают друг друга, но это пройдёт.

Однако в случае Руанды белые должны были через пару дней сообразить, что это не обычные массакры, а геноцид, но они ничего не предприняли."

(с) Сильви Умубйейи, руандийка, пережившая геноцид.
nadiayar: (Default)
И интернациональная политика. Purple plot bunnies of doom так и скачут. Вот, например:

Он считал себя плохим человеком - как оказалось, по ошибке. Действительно плохих людей он увидел, когда по неосторожности оказался единственным белым и вооружённым человеком в полной беженцев-тутси школе в руандийской провинции Кибуйе в апреле 1994 года. Плохие люди окружили школу, и он увидел, что они делают с пойманными тутси. С женщинами, с детьми. Он хотел было бросить этих нафиг ему не нужных негров и уйти, переплыть через озеро Киву в Конго, и он бы точно ушёл, если бы не увидел из окна, какими способами из беззащитных живых людей делают трупы. Если бы не увидел процесс убийства. И он остаётся в этой школе, один-единственный воин с одним автоматом, одним запасным магазином и одним из первых мобильных телефонов. Он звонит своему начальству, те ему говорят: рви когти, уходи в Конго. Звонит друзьям среди больших шишек, те делают вид, что они не они и корова не их и намекают, чтобы он немедленно оттуда линял, а то они ничем помочь не смогут. Он звонит единственному знакомому, который может как-то повлиять на ситуацию, и говорит ему: Ты знаешь, что тут делается? На землю ворвался ад! Я не знаю, к кому ещё обращаться, все бросили эту страну. Сделай что-нибудь, позвони какому-нибудь президенту, премьер-министру, генсеку ООН, у тебя же есть связи, знакомые, они тебе наверняка должны, пусть пришлют армию, иначе ад обоснуется здесь навсегда... и, кстати, меня убьют.

Хорошо, говорит его знакомый. Я кое с кем поговорю, войска пришлют, а ты пока сиди на месте, беженцев не бросай, и, главное, береги патроны. А то что же мы без тебя будем делать.

И он бережёт патроны, время от времени отстреливая особо наглых киллеров меткими выстрелами. Они боятся белого человека с оружием и не атакуют, но и уходить не уходят. Ждут. Ждут, пока в школе закончится еда, вода или патроны. Ждут, чтобы набраться смелости и ворваться в здание со всех сторон. Они жрут наркотики, пьют пиво и подбираются ближе и ближе день ото дня. В мобильнике кончаются батарейки, в школе - вода и пища, здание отрезано от всего мира, а войска ООН всё не идут и не идут и не идут. Никто туда не идёт. Цивилизованному миру плевать на геноцид в Руанде. Герой сидит на крыше и отстреливает киллеров одиночными выстрелами. Апрель переходит в май, от знакомого никаких новостей, патронов у героя остаётся меньше, меньше, меньше...

Музыка: "Master and Servant" by Heath Hunter.
nadiayar: (Default)
NB. Контекст этого рассказа здесь, прочтите его сначала. Шарлотта и есть правительница, о которой там идёт речь.

***


- Я не могу позволить тебе установить гильотину на моём газоне.

В его голосе нет и намёка на осуждение. Он оборачивается и бросает на меня взгляд. Это просто взгляд.

- Я думала, ты со мной согласен.

- В принципе я согласен, но гильотина не может стоять у меня на газоне, и всё. Она уместна в Ньямате, может быть, в Кигали, может быть, в этих городах уместно множество гильотин - но не перед моим домом. Официально я противник смертной казни. Это разрушило бы мой имидж.

- Надо же, как вы, белые, сдали за последние века, - говорю я. - Раньше, лет ещё триста назад, у вас людей казнили на площадях, прямо перед ратушами, четвертовали, жгли, и никого от этого не тошнило. Read more... )
nadiayar: (Default)
Я никогда особенно не интересовалась (в _положительном_ смысле) концепциями кармы, предопределения, провидения и т. п. и теперь, продумывая "Небесную механику", резко ощутила, почему. Знать я всё это знала и раньше, но теперь вот прочувствовала. Эти категории умаляют человека. Они отнимают часть его свободной воли, вполне достаточную для того, чтобы сделать его чем-то вроде толкиеновских эльфов, и снимают с него часть ответственности за собственные решения, вполне достаточную для того, чтобы не принимать самого человека всерьёз. Если человек в плену таких категорий принимает решение стать чудовищем, то его можно убить, чтобы обезопасить от него себя и других, но не покарать, потому что он не вполне отвечает за себя. Не на все сто. Казнь будет необходимым и оправданным убийством, а не правосудием. Из историй о предопределении и судьбе можно извлечь только одну мораль: что предопределение и судьба - это плохо. Плохи любые однозначные "указки свыше". На их фоне не может быть полноценных решений и настоящего конфликта характеров и убеждений. Либо моя Судья во имя правосудия бросает вызов Президенту, воплощающему неправосудие, либо она сражается с "Небесной механикой", но не то и другое одновременно. Или это конфликт человеческих характеров, столкновение двух страшненьких, хоть и разнокачественных харизматиков, или конфликт одного полноценного человека с препоганым локальным мирозданием. Потому что Небесная механика, если принять её всерьёз как изначально данный внутримировой факт, оставляет полноценными людьми только Судью и её последователей, которые знают про эту самую механику и посылают её нах, а остальных людей просто носит, как перчатки или маски, причём без их сознательного согласия. В таком раскладе и настоящее правосудие невозможно, потому что и Президента, и её подзащитных надо спасать, а при невозможности это сделать - уничтожать, но не карать. Невозможно справедливо покарать сборище демонических масок.

Другое дело, если люди сами добровольно принимают решение стать демоническими масками, подчиниться "Небесной механике", которая на самом деле механика адская. Тогда возможен полноценный конфликт на два фронта: человеческий и метафизический. Вот это и надо сделать.
nadiayar: (Default)
Руанда слопала мой моск. То, что осталось, выгреб Могултай, "Унесённые ветром" & "The Wind Done Gone", "Watchmen" и бесконечные клипы с ютуба. Всё это вылилось в синергию. Позавчера я вылезла из-под стола, заимев там благодаря usual suspects несколько дивных минут здорового смеха, который периодически возвращается до сих пор, и записала свой первый, месячной давности ещё руандийский сюжет. О непрощении который. (чтоб они нам здоровы были со своими идейками, эти usual suspects. этих людей мне было бы в натуре некем заменить, если что.) Запись и дискуссия спровоцировали целый выводок новых plot bunnies. Сумасшедшие цветные зайчата в широчайшем диапазоне от чистокровных разных рас до octaroons и дальше плясали в моей голове весь день - моск выеден, там места много. Их беспорядочный бал породил довольно-таки осмысленную историю, в которой фигурируют: президент и судья, пустозлобная сущность, псевдонебесная механика, несколько альтер эго реальных людей, послушание как национальная добродетель, одна успешная хакерская атака, очень много ужасных грешников, почти столько же жертв, правосудие (в одном лице), его противоположность (в другом), живой человеческий идеал, классические городские стены, импровизированные пулемёты, импровизированная гильотина, несколько оригинальных методов казни, art of war, боевые воздушные корабли Запада, малоизвестные тонкости расовых отношений, двое прекрасных мужчин, двое убитых детей, преступление и наказание, непрощение и прощение. В общем, это безумный комиксовый plot, который мог бы выйти из-под пера Уоррена Эллиса (написавшего, кстати, недавно сценарий комикса "Aetheric Mechanics"), а рисовать его должен бы Джеф Дарроу или Хуан Хосе Рип. Называется вся эта вещь "Небесная механика". В саундтрек к ней входит песня "Зомби" группы Cranberries - недооцененная жемчужина попкультуры. Всем спасибо за вклад, заходите/пишите ещё. ;)))

Между тем сейчас я пишу совсем не это. А "Стражей на башнях".
nadiayar: (Default)
Про геноцид an' all that. (Эта страна, между прочим, была насильственно окатолячена бельгийцами, что объясняет.) Придумала историю, из которой, наверное, сделаю повесть.

Действие происходит в похожей на Руанду несчастной стране, над которой несколько лет назад вволю покуражился дьявол. Как над Руандой. Герой, на момент начала действия совсем молодой парень, сидит в тюрьме за участие в геноциде и ждёт процесса. Сидит герой за дело, в геноциде он участвовал: тогда ещё подросток, он рубил людей мачете, топил детей в колодцах, отрезал женщинам руки и ноги, вспарывал животы беременных и т. д. Большинство его сотоварищей, бывших членов геноцидальной милиции, жалеют только о том, что недорубили неприятных соседей, проиграли войну и попали в тюрьму, но герой не таков. В тюрьме он несколько отошёл от идеологической зомбировки, интеллектуально вырос, просветлился - сам, своими силами! - осознал меру своей неправоты (извините такой эвфемизм), во всём признался, искренне раскаялся и теперь честно ждёт суда и казни. Он не подаёт просьбу о помиловании, потому что знает: милости он не заслуживает.

На этом месте появляется отвратительная мразь, отчасти списанная с президента Руанды Поля Кагаме, только хуже. (Такую заразу придумала, что самой противно. Кагаме скрепя сердце приходится уважать, он талантливый политик и воин, а эта ***** - ...) Эта скотина заявляет, что казнить участников геноцида не будет, потому что их как-то очень уж много. Это правда: участников геноцида не меньше двухсот тысяч, а митлёйферов даже и сосчитать невозможно. (Всё как на самом деле, в Руанде.) И держать их всю жизнь в тюрьме тоже нельзя, потому что это очень дорого непедагогично. И вообще нельзя их карать, потому что суровая кара только озлобляет людей, а правительнице надо, чтобы они раскаялись, чтобы все помирились, всё друг другу простили и наступило бы полное благорастворение воздухов. Ей надо спасти их души. Вместо положенного по закону справедливого наказания таких людей, как наш герой - и много худших - должен будет судить традиционный деревенский суд по месту жительства.

Тонкость в том, что традиционный деревенский суд никогда не рассматривал серьёзные преступления вроде убийств. Он не для этого предназначен. Его цель - замирение ссорящихся соседей и восстановление мирного сосуществования людей и семей в деревне. Осуждённый этим судом человек платит штраф потерпевшему - например, две козы или курицы вместо украденной или убитой одной - публично признаёт свою вину, кается и тем самым очищается. После мягкого наказания и публичного покаяния вина избыта и мир восстановлен. Эта система всегда прекрасно работала, потому что не старалась выйти за разумные рамки и восстанавливать таким же манером добрососедский мир между, допустим, человеком, который медленно порезал на куски соседку, и родственниками его жертвы. Такая маразматическая идея никогда не взбрела бы на ум никому в традиционном обществе той страны, но у нашей правительницы ума нет, традиций нет и нет ни малейшего следа совести. У неё только принципы (привет, Роршах...). Эти принципы диктуют, что чудом выжившие где-нибудь в малярийном болоте жертвы геноцида должны публично простить тех, кто методично ловил и мучительно убивал их родственников и друзей. Правительница приказывает тебе, подданному, милостиво простить весёлых парней, которые, скажем, отрубили твоей матери руки и ноги и бросили её медленно умирать в поле. Или выставили голову твоего отца в витрине магазина. Или утопили твоих сестрёнок в выгребной яме. Этих парней полагается простить, сесть с ними за стол, обменяться подарками и всплакнуть на плече друг у друга, примерно так.

Не то чтобы в этой несчастной стране не хватало верёвок и убийц нельзя было перевешать. Хватало, и можно было. И не то чтобы против них не было улик - и улик, и свидетелей была масса. И времени на суды, в общем, тоже хватало, точнее, хватило бы, если бы судьям предоставили просто делать свою работу. Но этого не допустили - сначала решили созвать специальные суды по геноциду, а потом произошла смена власти, а в голове новой правительницы правили бал офигенно высокие принципы. Просто это страна такая - удобная дьявольская игрушка. Люди там так заточены. Скажешь им перерезать соседей - они возьмут мачете и пойдут резать. Скажешь, что будешь их теперь за это вешать - они послушно вернутся домой и дадут себя арестовать и повесить. (Это не перебор, в Руанде так и случилось.) Скажешь, наоборот, что вешать не будешь - они и это проглотят. За стол с убийцами, может быть, и не сядут, но решение властей не оспорят, потому что это же власти, как можно! Примерно дисциплинированный народ, просто-таки мечта тоталитарного режима. (Всё как в Руанде, да. Никогда б не поверила, что такое бывает - люди в точности как мои сидаи в "Вальхалле", про которых мне врали, будто они нереалистичны - а вот поди ж ты. Какая фантастика, когда всё это чистой воды реализм. И я уверена, это ещё не предел. При надлежащей обработке люди и не на такое способны.)

И вот мой герой сидит в тюрьме, ждёт суда, справедливого приговора, казни или очень длинного срока... и тут его выпускают. Он некоторое время мается в родном селе, ждёт традиционного суда, надеясь, что родственники его жертв его там на месте убьют и весь этот кошмар закончится хотя бы для него одного. Суд выливается в феерически лицемерное действо: подсудимых охраняют столичные солдаты, родственники убитых с помертвелыми лицами стоят за оцеплением. Героя приговаривают к... поднесению даров родственникам убитых. Этих даров будет очень немного, потому что выживших после геноцида немного: большинство назначенных на заклание семей были вырезаны полностью.

Герой всё делает, как приказано. Он нанимается на работу, копит деньги, покупает подарки, несёт их куда сказано, ещё раз просит прощения - всё как ему предписали. Он же правильный гражданин и очень хороший зомби, как все жители этой страны, где послушание ставят себе в заслугу. Это касается всех её национальностей. Принеся последний дар последнему человеку, семью которого он убил, герой идёт в свой старый сарай, выкапывает там то самое мачете, которым вскрывал животы и рубил конечности невинным людям, кладёт его в корзину под бананы и отправляется в столицу. Используя старые навыки герильеро, он пробирается с корзиной в президентский дворец, находит принципиальную правительницу и после непродолжительной беседы вспарывает ей брюхо своим мачете. Справедливость, таким образом, всё-таки торжествует в одном отдельно взятом случае. Герой садится в президентское кресло и надеется, что теперь его наконец-то застрелят. И подоспевшая охрана не разочаровывает.

Похороны правительницы выливаются в масштабное народное празднование. Многонациональное. Первое со времён геноцида.

PS. Изначально герой влюблён в правительницу. Она молода и красива, её портреты висят в тюремных помещениях, и, глядя на них, он радуется, что примет кару за свои преступления в некотором роде от её руки. Она должна была бы подписать его смертный приговор. Его возвышенная любовь и преклонение превращаются в презрение и омерзение по мере того, как он осознаёт, что властная красавица - олицетворение вовсе не справедливости, а её полной противоположности.

Саундтрек к этой истории включает в себя "Happy Nation" и "All that she wants" группы Ace of Base. Beware of what is flashing in her eyes/She's going to get you...

PPS. Это первая из моих историй по Руанде. Вторую я вам расскажу, пожалуй, завтра. Это ещё один сюжет из иномирового комикс-цикла "Герман, рыцарь-вампир".

July 2014

S M T W T F S
  123 4 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 06:51 am
Powered by Dreamwidth Studios