nadiayar: (Default)
Мыслишь, чувствуешь и оцениваешь перспективы иначе. (не рационально?)

Не далее как вчера явилась во сне идея переписать одну книгу, которая мне как есть не по нраву. Во сне я приняла решение это сделать: взять имеющийся ворд-файл книги и по ходу чтения переписать некоторые пассажи, что-то вставить, уточнить, подчистить, поправить так, чтобы читатель получал вполне определённое представление об описанных в книге событиях. Во сне я была в восторге от перспективы этой работы и радостно предвкушала и процесс, и результат, а проснувшись, сильно удивилась. Удивляюсь до сих пор. Править чужую книгу - не редактировать, а вот именно исправлять? Да с чего бы? Разве что за хорошие деньги. Но просто так, для души?? Будто мне больше нечем заняться.
nadiayar: (Default)
Невыносимое чувство. Я была слишком больна.

Кроме того, там был один персонаж, не мой, которого я как есть не люблю - паскудный. Однако в стране Морфея он добр, мудр и спокоен, каким мог бы стать много веков спустя, если бы всё пошло хорошо. Он будто бы говорит "Дай мне шанс, и я буду совсем другим. Я могу стать хорошим, добрым, но нужно время."

В этом сне я смотрела глазами мальчика, который притормозил аэрокар высоко у чужого балкона и, обмирая от радости, гладил лежащего там кота. На балконе были низкие каменные перила, белые, это я помню. С заката светило солнце. Кот был черно-красный, чёрненький с красной шеей и мордочкой. Он доверчиво подставлялся под руку, жмурясь. Хозяин кота, какой-то аристократ, был за открытой дверью в квартире, всё видел и был не против.

- А если бы я был не человеком, а кем-то ещё, ты меня всё ещё любил бы? - спросил этот персонаж.

Он лежал навзничь на полу другого аэрокара, служебного, лежал, закрыв глаза, головой ко входному проёму. Обмотанную широкой белой лентой голову было видно снаружи. Он невероятно устал, но не спал. Может быть, не мог. Ему очень хотелось сохранить доверие и любовь мальчика, поэтому он и задал вопрос - вероятно, в полубреду. В норме он себе не позволял таких слов.

- Кем ещё? - спросил мальчик, почёсывая кота за ухом.

- Ну, например, котом.

- Котом - можно, - засмеялся мальчик. В этот момент он был счастлив и не думал ни о чём, кроме млеющего под ладонью зверя.

А чем-то другим не надо - повисло без слов. Персонаж вздохнул. Он был, разумеется, никакой не кот. Этого он не мог изменить.
nadiayar: (Default)
хотя хорошо спала ночью.

Тоскливый послеполуденный сон, в котором я обреталась в тоскливом торговом центре, если не ошибаюсь, в Бангкоке, просматривая журнал о новинках кино. На обложке была черепаха-нинздя - сделали римейк. Но статьи я так и не нашла, только сложенный в размер журнальной страницы плакат, который разворачивать не стала - рядом была касса, там сидел продавец, а я тут лапаю товар, не покупая.

Потом я была уже дома - но где, в каком краю был этот дом? - и моя сумка с паспортом потерялась, там были все документы. Она потерялась ещё в Бангкоке. Я стала выяснять у British Airways, как получить её назад, и мне посоветовали за ней съездить. И вот я стою в аэропорту за билетом в Бангкок и обратно, почему-то топлесс, без блузки, в одном бюстгальтере, и чувствую себя оттого ранимо и грустно, хотя фигура у меня во сне отличная - а документов нет, и я говорю симпатичной девушке на выдаче билетов, что документы потеряны, но оказывается, они мне не нужны, могу лететь и так. Кто-то улыбчивый и безликий касается моей руки и провожает вглубь аэропорта. Может быть, англичанин. Он похож на вампира.

Мой брат хотел было лететь со мной, но потом передумал или же замотался где-то. Оставил меня одну. От этого горько.
nadiayar: (Default)
Причём она охватила не только людей и других живых, но и некоторые механизмы. В здании, где мы находились, был заражен лифт. Представляете себе машину-зомби?.. К лифту не стоило даже приближаться. Это означало, что идти придётся либо наверх, где, может быть, по крыше или через балкон можно было перелезть или перепрыгнуть в другой дом, либо вниз по полным зараженных этажам. У нашей группы был толковый лидер, полицейский или солдат. Он мгновенно сориентировался, отдавал умные приказы, и наши шансы на выживание были не так уж низки, но идти надо было немедленно, а я задержалась и отстала, усаживая в переноску кошку. Я уже решила, что не брошу её, чего бы мне это ни стоило. Одержимые яростью зомби убивали всё живое, а она была совершенно домашняя - несамостоятельное, безобидное существо.

Я вышла в какое-то пространство между зданий, вроде широкой площади, таща довольно тяжёлую переноску с кошкой. Зомби смотрели из окон ближайшего дома, бродили у подъездов, и я поняла, что не успею пересечь площадь. Поэтому я решила притвориться мёртвой и пролежать неподвижно до темноты. Это иногда срабатывало, зомби не проявляли интереса к лежащим мёртвым телам. Кошка была так перепугана, что не шевелилась. Я повалилась на асфальт, и какое-то время мы успешно притворялись мёртвыми. Зомби вглядывались в нас толпой, убивать не спешили. И вдруг до них что-то дошло - будто сигнал в рыбьей стае. Они сорвались с места, кинулись к нам ревущим, жгучим от ненависти потоком и очень быстро убили и меня, и кошку. В моменты смерти и после я как бы отвлечённо наблюдала за происходящим, зная, что мы мертвы. Это меня ничуть не огорчало. Мы были больше не доступны для вреда.
nadiayar: (Default)
После работы спала полдня, поскольку ночью спать как-то не удаётся. Приснилась покинутость на чужой планете, в опустевшем городе, жители которого стали жертвами эпидемии зомби или чего-нибудь в этом роде. Сон был почти целиком составлен из элементов сериала "Стар Трек: Вояджер". Помню, мы были в лабиринте огромного торгового центра - все реалии были очень узнаваемы, цивилизация человеческая, капиталистически-индустриальная, как на Земле - и видели, как наш корабль пролетел по ночному небу метеором, покидая не просто планету и систему, но галактический квадрант. Возвращение если и светит, то через десятки лет. Корабль ушёл, оставив нас, из-за какой-то угрозы. Может быть, там считали, что нас уже нет в живых. Потом мы увидели, что планета всё же населена - партизаны (?) пришли в город, чтобы проверить, что там за шум, кто приземлился. Помню, я шла мимо ветхого деревянного забора со множеством щелей и вдруг услышала и увидела тень с той стороны - там кто-то шёл мне навстречу, кто-то чужой. Он был уже на расстоянии вытянутой руки. Я замерла, и он меня, как ни странно, не засёк, хотя до этого я не скрывала своих шагов. Не знаю, был ли то партизан или... что-то другое.

Проснувшись - вернувшись из того мира - вспомнила этот "Вояджер". Поначалу сериал был так себе, потом стал интересней. Впрочем, я не досмотрела до конца. Мне нравится концепция "Стар Трека", где в центре каждой серии стоит научно-фантастически оформленная философская и моральная проблема. Это делает небезынтересными даже неудачные серии. Но что там действительно хорошо, это герои, прежде всего две женщины: капитан, Кэтрин Джейнвэй, неброская дама средних лет, вроде типичная для Федерации, но, когда надо, решительная и в конечном счёте очень крутая -



- и бывшая борг, Семь-из-Девяти, жёсткая неполиткорректная нордическая красавица:



Они и сами по себе хороши, в отдельности, а в общении друг с другом особенно. Джейнвэй vs. Семь-из-Девяти - своего рода политико-философская дуэль, вменяемый либерал-гуманизм против рационал-фашизма, дуэль, выдержанная на удивление объективно, учитывая, что сериал американский.

Ещё мне там понравились первый офицер Чакотай, Доктор и немножко Тувок. У Ниликса, Кес и прочих тоже есть свои фэны, я к ним не принадлежу. Важно, что "Вояджер" из тех немногих историй, где героини интереснее героев. Если вы интересуетесь сильными женскими персонажами в центре неглупых сюжетов, этот сериал для вас.
nadiayar: (Default)
23.07.2011 в 19:24
Пишет Arme:

четвертый сон Веры Павловны
Когда две ночи подряд снится одна и та же тема, как кино, без вариаций, ЛЯ, даже "кадры узнаю", т.е. визуальная картинка повторяется в точности, в деталях, без вариаций, наверное, надо не только ужаснуться, но и подарить ее "городу и миру".

Итак, лес. Мелкий моросящий дождь. Конец лета. Мокрая грязная земля. Семеро человек интеллигентского, хоть и небритого вида, пятеро из которых в замызганных и заношенных белогвардейских мундирах, а двое просто в черт-те чем, с трудом, держа какую-то мокрую ткань над тлеющими углями, чтобы их дождем не залило, пекут в этих углях картошку. Один сосредоточенно чистит рыбу. Они все очень напряженно обсуждают тему своего еле-еле-успели-бегства - и событий вокруг этого. В общем, функционировало себе как-то белогвардейское подполье в регионе, захваченном красными, пока один из них, что ныне уже не с ними, наповадился бегать к крестьянской девушке, влюбившись в нее, и бегал, и бегал, и все бы хорошо, только к ней красный комиссар тоже зачастил. И гарна дивчина предпочла его - и сдала ему и этого своего воздыхателя, и все, что от воздыхателя услышала. Кадра поймали и расстреляли, кое-кого тоже, кому-то (действующим лицам) удалось успеть сбежать.
Один очень горячо отстаивает, что так ему, гаденышу, и надо, второй не менее горячо, как это может делать невысокий мужчина, привыкший к определенной манерности, отстаивает, что если всему виной была любовь, то это надо простить, необходимо простить, потому что все, что по любви, все от Бога, а без любви - это большевизм (цитата). Тот, кто чистит рыбу, поднимает взгляд, смотрит совершенно беззлобно, хоть и очень грустно, и говорит: "Дурак ты, Сеня!"
И так он смотрит, и так он говорит, как в старых советских фильмах показывали большевиков. И все понимают, что перед ними красный шпион - и терпение кончается, его кидаются бить (начинает все это "адепт любви") - чем попало, руками, ногами, ветками, прикладами... в общем, успокаиваются, когда уже добили, у него кровавая пена на губах еле подрагивает, сейчас умрет. Он усмехается и, глядя в упор на того, кого назвал дураком, из последних сил полуразборчиво спрашивает: "Ну и зачем ты говорил о любви?.."
И умирает.
Тот обхватывает голову, садится на мокрый мох и принимается раскачиваться, монотонно приговаривая: "И зачем я говорил о любви... зачем я говорил о любви..."

URL записи
nadiayar: (Default)
в каком-то московском, а то и питерском ресторане. С двумя - этих видеть я не хочу, а то придётся бить морду, как обещалась - с двумя сетевыми пустышками, одной знакомой, другой - знакомой знакомой. Я подняла голову от книги - эти три барышни сидят, смотрят и лыбятся так ехидно.

У неё было странное лицо, будто из двух половин, верх и низ, и они не совсем совпадали. Не красавица, а - харизма. Она была не менее харизматична, чем её информационный образ, но выглядела много мягче - женская суть. Безобидная, радостная улыбка - таить вражду показалось глупо, недоверие - неприлично, даже нахмуриться - зря. И я поняла, почему моё альтер эго запало на её альтер эго в том странном перпендикулярном мире.

Там было раннее утро, косые слепящие солнечные лучи, одуряющий запах свежего хлеба с фабрики. Фабричная стена была сквозной полкой хлебного магазина, и в этой полке румянились только что вынутые из печи булки, далеко, высоко, бери бесплатно, ешь - не хочу. Это прекрасный мир. Было бы странно, если бы не нашлось желающих всё испортить. (Нашлись, конечно.) Потом настала жара, и героиня (другая я) пошла купаться в бассейне на Майдане Незалежности. Громадный бассейн и очень высокие горки. Она как раз собиралась скатиться с горки вниз, в изумрудную воду, когда увидела его, или же он её окликнул, в общем - когда они встретились. Он был в китайском летнем костюме, подделанном под французский брэнд-нейм - чуть загорелый, белозубый с виду непонятно кто, хедхантер? менеджер? агент?, очки в светлой проволочной оправе, лёгкие туфли - ансамбль оттенков светлого, бежевого и белого. Чистый, ангельский образ. Он стоял совсем рядом, заговорил и подал ей руку - с изяществом и надёжной силой. Она взяла эту руку и сжала; так всё началось.

Сам он считал свой костюм настоящим, французским. Она распознала подделку и поняла, что он обманулся, но не сделала правильных выводов из расклада.
nadiayar: (Default)
Считай, отряхнула с ног прах. А он всё является мне во сне. На этот раз он был тираном, супругом умницы и красавицы королевы из древнего великолепного рода. Кащей, сочетавшийся с Василисой Прекрасной морганатическим браком. Она отчаянно боролась с ним - за бразды правления, человеческие порядки, судьбы детей... Они были вместе лет десять и под конец расстались. Она уехала (куда? в старую вотчину? на королевский курорт? новый плацдарм?), забрав дочь, а он дальше ковал свои планы. Не плёл, а именно что ковал. Связался с большевистским политиком, аналогией Ленина. Я осознавала аналогию во сне. Этот "Ленин" был таким же мощным, пробойным и кромешно жутким, как настоящий. Общим у них было требование бытийной + общественной вертикали, ну и, конечно, враги. Добром этот пакт не кончится.
nadiayar: (Default)
Продолжение ВК. Вернее, готовое начало фанфика.

И история про девочек, которые умеют летать. Там на полосе препятствий попадался отрезок, где из засады выскакивал симмонсовский Террор и делал всё, чтобы скушать. (Где фильм по "Террору"? Где? Где, я вас спрашиваю?!!)

Потом подробнее расскажу.

Ещё снилось сообщество фанфиков по одной нелюбимой мной книге. Фанфиков там было всего два, и в первом же, который я открыла, главгерой в первом абзаце говорил то, чего никогда не сказал бы в оригинале, на чём моё знакомство с текстом и сообществом закончилось.
nadiayar: (Default)
что я спасла больного кота. Большой такой бело-серый котяра, с трудом на руках умещался. Он не умер, пошёл на поправку.

Может быть, надо было просто написать про эти сны в ЖЖ.
nadiayar: (Default)
Мне постоянно снится, что гибнут кошки, их жестоко убивают, и я не могу их спасти. Я, в общем, не против кошмаров, но вот кошмары снятся несколько ночей подряд. Общее то, что гибнут коты и кошки, обстоятельства разные. И гибнут креативно так, бедняги... Это начинает надоедать. У кого-нибудь есть идеи, трактовки, практические советы? Кто-нибудь сталкивался со схожей проблемой?
nadiayar: (Default)
Не страничку, а целый сатирический журнал примерно в стиле "Глупого вавилонянина", только поедче. Глянцевый, на бумаге. Это мне льстило и злило одновременно.

Там был очень красивый арт.
nadiayar: (Default)
забавы ради убивают кошек. Они пришли мочить какого-то своего врага или должника, у него было несколько кошек, и мафиози их тоже убили всякими изобретательными способами. Я пыталась спасти животных, но у меня ничего не вышло, как всегда во сне.

Потом мне снилось, что я девочка, и оба моих брата - почти ровесник и малыш-младший - умерли и стали ходячими мертвецами. По ним было видно, что они будут разлагаться "заживо". Сначала я (она) перепугалась и ушла на другую квартиру, но потом вернулась. Всё-таки это были её братья. Старший в это время спокойно пытался организовать себе и братику сколько-то достойную жизнь-после-смерти - бинты готовил и т. п. Там ещё была какая-то местная компания мальчишек, от которой ожидались неприятности.

Всё на полном серьёзе. Можете себе представить, какое у меня сейчас настроение. Была бы Президентом России - пошла бы сейчас в кабинет подписывать смертные приговоры.
nadiayar: (Default)

Та самая миниатюра, чуть-чуть доработана.


PS. Фотографии Африки вообще и Руанды в частности:

http://www.sgu.ru/faculties/historical/tvor/photorabota/nikitin
http://www.un.org/russian/preventgenocide/rwanda/photogal/leopold/dest/pages/o_.shtml

Кое-что вы узнаете в моём тексте. Например, закат в Кигали:

Закат в Кигали

Богатые кварталы и трущобы руандийской столицы:

Read more... )

Африканские репортажи:

Владимир Динец, "Полёт комара"
Офреканедз, "Заповедник Акагера"
Дмитрий Орешкин, "Дед Масай и музунги" - часть 1, часть 2.
nadiayar: (Default)
мы с подругой сели на мой мотоцикл - я за рулём, она в коляске - и поехали к этой конструкции, где почему-то решили укрыться многие тутси. Они бежали в больницы, церкви и муниципальные центры, надеясь, что там их не тронут; что по холмам прокатится очередной погром и резня, но такие скопления беженцев не пострадают - всё-таки то были церкви, больницы... Так бывало и раньше, и людям действительно удавалось спастись.

Когда мы подъехали к зданию, было уже темно, но город не думал спать. На улицах гремела музыка из радиоприёмников и гетто-бластеров, рыскали стаи молодых мужчин. В руках у них блестели лезвия. Они как будто ждали сигнала. Чувствовалось болезненное, душное напряжение страны, беззаботно готовящейся к прыжку в ад. Словно скрытое электричество. Рядом с убежищем уже ошивались парни из интерахамве - весёлые зубоскалы с новыми мачете и бутылками пива. Они играли ножами. Я радостно приветствовала их криком "Hutu Power!", отсалютовала, и мы проехали мимо, улыбаясь. Мы обе были в "хуту-пауэр"-тишотках, которыми я разжилась как раз для этой цели. Мне с моим "правильным" удостоверением личности и "правильной" же внешностью типичной хуту почти ничего не грозило, но моя подруга была тутси, и это стояло в её удостоверении. Она была, правда, невысокая, полная, с нездоровой и непривлекательной внешностью, совсем не похожая на типичную тутси как их представляют себе хуту, - но её кожа была заметно светлее моей. В уме я ещё говорила "моя подруга", хотя с некоторых пор недолюбливала её за неприятный характер, агрессивные претензии и истеричность. Если бы ей не грозила смерть, я бы уже оборвала с ней всякие отношения. В данный момент, однако, я пыталась её спрятать. Сделать это в моём доме было невозможно - вся улица знала, что у меня есть подруга-тутси. У меня бы искали в первую очередь.

Мы припарковались у подъезда в призрачном свете старого фонаря и прошли в здание. Вооружённые мачете юноши беспрепятственно нас пропустили. У них было зловещее, беззаботное, понимающее выражение лиц. Внутри эта структура была просто незавершённой бетонной коробкой без крыши и каких-либо удобств, по стенам которой шёл металлический решётчатый серпантин. На этих дорожках уже находились десятки людей. Я поставила на пол сумку с вещами моей подруги, огляделась и поняла, что это не убежище, а западня. Интерахамве уже сейчас контролировали все выходы и входы. Через несколько дней сюда набьются сотни, а то и тысячи людей, ожидающих среди жары, тесноты и вони спасения или смерти. Интерахамве ворвутся в здание, сразу зарежут большинство из них, а с остальными станут играть в догонялки по этому серпантину - будут входить сюда изо дня в день, убивать кого поймают и бросать трупы вниз. Те, кто бегает быстро, продержатся дольше прочих, но в конце концов умрут все. Я знала, что моя подруга погибнет одной из первых - она была больна и практически не могла бегать.

Я стояла, смотрела наверх, на железные тропы и этих людей, и думала: правильно было бы остаться здесь. Поехать домой, взять самое необходимое - воды и пищи на неделю - вернуться сюда, к этим тутси, остаться с ними и умереть. Это было единственное, что я ещё могла сделать; и если нельзя сделать ничего больше, то следует поступить так. Одновременно я знала, что сейчас повернусь и уйду и, скорее всего, больше сюда не вернусь. Видимо, я так и поступила, потому что кто-то же рассказывает вам эту историю. А может быть, я и погибла в следующие сто дней - в том самом здании или где-то ещё - кто знает - и только клочки моей памяти сохранилась в планетарной ноосфере, чтобы шестнадцать лет спустя осесть в спящем сознании белой женщины, которая по своим личным причинам заинтересовалась нами и нашим адом - мною, моей подругой, людьми с мачете, всей нашей злосчастной страной. Эту историю вам рассказал эмпат, визионер или покойник. Доброй ночи.
nadiayar: (Default)
Сначала я нашла крохотного тёмного котёнка. Он был тяжело болен и вскоре умер.

Потом приблудился ещё один котёнок, тоже больной, но чуть побольше и поживее. Я напоила его молоком, укутала в тряпочку и положила спать в клетке, чтоб Лапа до него не добралась. Сутки спустя кто-то напомнил мне о нём - а в реальности я бы никогда о нём не забыла - смотрю, а он тоже умер. Почему только?..

Потом ко мне приблудилась морская свинка. Она была рыжая с белым, весёлая, дружелюбная, бегала по дому, всё нюхала. Я почему-то забыла посадить её в клетку, и Лапа её убила. Я глянула под стол, а там Лапа грызёт её, уже половину головы съела. Я разрыдалась и ушла. Свинке было уже не помочь.

Просыпаюсь, смотрю на Лапу, подозрительно так. А она ласковая, мирная, давно уж никого не ела. Птичек только когда-то. Сидит в кресле, смотрит доверчиво. Невинная тварь. Это мои кошмары, она ни при чём.

Правда, Сашу позавчера укусила. Он пришёл в гости, взял её на руки, а она хвать за запястье. Четыре дырочки, как от клыков вампира. Пришлось мазать их йодом и заклеивать пластырем.

UPD. Мне постоянно такое снится. Вот, например, пару недель назад было. У меня дома в ванне лежит большая рыбина. Она задыхается, но если я наполняю ванну водой, рыбина начинает истекать кровью. Она ранена. Если воды нет или совсем мало, на донышке, кровь почему-то не течёт, но рыбина задыхается. Стою я у этой ванны и не знаю, что делать. Может, это вода такая неправильная, может, в ней хлорка или что-нибудь в этом роде? Можно вынести рыбину в пруд по соседству, там естественная вода, но рыбина очень большая, я лишь с трудом могла бы её поднять, а кроме того, у неё ядовитые шипы. Если я подниму её, обязательно уколюсь. У меня и тележки нет, да что там - я даже не могу поднять рыбину из ванны. Она лежит и задыхается, жабрами шевелит. Я беспомощно стою рядом. Мне её очень жалко.
nadiayar: (Default)
В прошлую ночь. Даже не кошмарный - правдивый, и правда эта страшна. До сих пор не отпускает. Наверно, рассказ напишу. Надо же что-то сделать с приснившейся правдой. Есть у меня персонаж, мальчик по имени Станислав (он же, в зависимости от родственника, Слава, он же Стэн или Стэнли; не тот, которого любит Сита, а другой Стэнли - племянник первого, кстати.) Подарю ему этот сон.

UPD. Пишу. Почему-то хочется вписать туда (супружескую) эротическую сцену как противовес хоррору. Изо всех сил сдерживаюсь.
nadiayar: (Default)
Ему приснилось "Царствие". Держитесь крепко.

В этом сне он встречает меня на выходе из кинозала, где я со своими советниками (!) смотрела фильм. Саша пришёл предупредить меня, что мне нельзя выходить из кинотеатра, потому что вокруг здания рыщет обшарпанный белый (!) фольксваген, в котором сидят четыре террориста. Двоих он даже видел в лицо, и рожи у них мелкоуголовные. Я отмахиваюсь от предупреждения, говоря, что ничего со мной не случится; советники мне вторят. У Саши возникает впечатление, что они намеренно преуменьшают опасность, как будто хотят подставить меня под покушение. (Тут я, слушая сон, предположила, что мы с советниками просто расставили террористам ловушку, иначе непонятно, почему я так легкомысленна и не вызываю, заслышав о белой машине со славной четвёркой, не сходя с места взвод ОМОНа; но если у меня во сне и был какой-то план, то Саша был не в курсе дела и очень за меня беспокоился.)

Вот такие коврижки. Надо сказать, это не первый Сашин сон, в котором вокруг нашего с ним убежища в образе белого нечто рыщет Враг. Первый такой сон целиком попал в повесть "Вальхалла". Это сон Андрея Амселя, рассказанный им Джейн Грэй перед тем, как Андрей приглашает её на войну.

Интересно, вот это и называется "мироглядством"?

July 2014

S M T W T F S
  123 4 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:29 am
Powered by Dreamwidth Studios