nadiayar: (Default)
Когда ракета рвёт по вертикали
затем, чтоб гробануть бомбардировщик,
не дав ему сронить ядрёну бомбу
на некий центр, что тянется вдоль Волги
и повторяет все её изгибы,
как мы порой ладонью повторяем
изгиб бедра любимого созданья,
которое немедля говорит:
«Не трожь бедро, на нас уже глазеют!» —
и вы покорно прячете хваталку
в излишне тесный боковой карман,
который вдруг косым своим разрезом
напомнит вам татарских интервентов,
речушку Калку, поле Куликово
и многое другое… Но ракета,
пока вы это пристально читали,
уже бомбардировщик гробанула,
о чём имею счастье доложить!

(с)
nadiayar: (Default)
via [livejournal.com profile] rotstein31

Они сказали раз: напрасно злою волею своей грозишься миру,
Ты - злое прошлое иного века, тьма, в могиле ты гниёшь.
Мои слова - прозрачный призрак, пыль, химера, внешне только сила,
Лишь царственная маска, схоронившая потухший взор.
Ложь, скверна и порок - уж не они ли в самом деле
Ultima verba жизни долгой на земле?
Как я любил когда-то это небо, его величие, красоты, тихую лазурь...
Скажите мне - сквозь плен я канонаду слышу, звук далёкий битвы?
И пламенеющее знамя на востоке, и конницу могучую вдали
Принес тот самый ветер, сухой и мёртвый ветер гибельной войны.

(с) Phobos f-e Selebral
nadiayar: (Default)
***
Песня Лютиэн

Чёрные волосы — до пят
Узкими косами летят,
Змеями воздуха струят
Ночь;
Звонкой мелодией — до звёзд
С чем-то наводится пусть мост,
И тот ответ, что всегда прост —
Прочь!
Древняя, будто сердца пульс,
Юная, будто винный вкус,
Страшная, но ты ведь не трус —
Так?
Музыка, что ей лжи покров,
Льётся свободнее ветров
Песни творения миров
В такт!
К сердцу земли — стать огнём — вниз,
Искре костра — стать звездой — ввысь,
К краю от края вдаль несись, весть:
Прошлое больше не вернуть,
Время бежит, дробясь, как ртуть
Да продолжается мой путь
Здесь.
Собраны вновь воедино
Птичий полёт, плач ундины,
Сказки, преданья, забытые сны:
Верь в танец луны,
танец луны...

(с) Ветта (ака Лана ака Кась)
ЗФБ 2014, команда ЧКА



nadiayar: (Default)
via [livejournal.com profile] rotstein31

Когда я соберу слова в слова,
Уже не будет "здесь", "тогда", "потом".
И Вечность, словно старый мажордом,
Придет вступить в законные права.

Сплетаются в мелодию слова,
Я запустил метель - пускай кружит.
Мир севера, снегов и льда забыт,
Безжалостное время вертит жернова.

Я битв знаток, клинка и волчьих драк...
В часах старинных сыплется песок.
Когда-то ты и сам был одинок,
Но нынче все скрывает полумрак.

И в музыке, увы, я не мастак,
И на слова, признаюсь, вовсе не богат.

У Западных, на ключ закрытых врат
Застыли двое. Это будет так:

Останусь я,
... и мой старинный враг.
nadiayar: (Default)
Прочла чужое стихотворение, вдруг прониклась и не удержалась, чтобы не переделать (с разрешения автора; спасибо).
_____________________

Душа и охотник - 1

Я завидую всем,
Кто увидел тебя в глаза.
Нескончаемый плен,
Где все "против" - они же "за".

Отвращенье и боль
Ты, смеясь, обратишь в экстаз.
Взгляд холодный твой - больше,
Чем тысячи громких фраз.

Господин мой и царь мой,
Ты пленник или судья?
Кем бы ни был ты, я

больше мира
люблю тебя.

_________________
nadiayar: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lllytnik в Мультяшки

Я буду, конечно, бездельник Том - не самый удачливый из котов,
Умеющий вляпаться, как никто, в какой-нибудь переплёт.
Ты будешь Джерри - грызун и дрянь, известный умением кинуть в грязь
И изворотливостью угря; коварный, как первый лёд.

Мы будем жить для отвода глаз в каком-нибудь Хьюстоне, штат Техас,
И зрители будут смотреть на нас с пяти часов до шести.
Ты выдираешь мои усы, я сыплю мышьяк в твой швейцарский сыр,
И каждый из нас этим, в общем, сыт, но шоу должно идти.

Весь двор в растяжках и язвах ям, вчера я бросил в тебя рояль,
Но есть подтекст, будто мы друзья, а это всё - суета.
Нам раз в неделю вручают чек. Жаль, сценарист позабыл прочесть,
Что жизнь мышонка короче, чем... короче, чем жизнь кота.

Надежда - в смене смешных гримас, в прыжках, в ехидном прищуре глаз,
В отсутствии пафосных плоских фраз, в азарте, в гульбе, в стрельбе...
Ты сбрасываешь на меня буфет кричу от боли кидаюсь вслед
бегу и вроде бы смерти нет а есть только бег бег бег

nadiayar: (Default)
Я сделала упорядоченный сборник всех моих стихов по мотивам Арды и Средиземья - мира, созданного Толкиеном и описанного более значимыми для меня авторами: Ником Перумовым, Натальей Васильевой, Кириллом Еськовым и некоторыми другими.

http://samlib.ru/j/jar_n_w/arda.shtml


Здесь как те стихи, которые написаны непосредственно по мотивам, так и те, на которые Средиземье значительно повлияло. Стихи на трёх языках - русском, английском и немецком. Больше всего, конечно, русских стихотворений, они идут первыми.

Мои стихи обладают в основном "тёмной" направленностью и выражают точку зрения русских восточных народов континента; содержание и образность пересекаются с нашей, реальной историей. Поэтому стихи обладают одной особенностью: они не завязаны на конкретные книги и не ограничены ими. Это не фэндомные стихи. Они для всех.

Может быть, именно сейчас они кому-нибудь помогут.
nadiayar: (Default)
Мне подарили томик немецких переводов около десяти лет назад, я его честно прочла, но совершенно не впечатлилась. В памяти ничего не осталось. А вчера - очень рано сегодня - вдруг потянуло прочесть хоть немного стихов перед сном. (У меня совиный режим.) Стала читать и прониклась с первой же вещи, оды Венере.

Сапфо не формалистична, в отличие от многих мужчин других поэтов старых времён. В её стихах горит живое "я", это речь с лезвия бритвы, с камня преткновения, где чувство, стремление, страсть встречаются с неодолимой преградой. Даже обрывки многих её стихов, пережившие время отдельные строки и фразы читаются как стихи, это явно поэзия. (Молодец переводчик.) Эрос Сапфо, любовь женщины к женщине как к возлюбленной, не к подруге, мне от природы чужд, однако стихи дали возможность понять эту страсть поэтессы, читая, влезть в её шкуру. Я наконец сумела понять, чем наследие Сапфо так восхищает людей две с половиной тысячи лет.

Сапфо - одна из весьма немногих античных женщин-поэтов. На протяжении всей человеческой истории подавляющее большинство женщин жило на правах получеловека, домашней собственности, рабочей скотины. Женщин лишали образования и свободы распоряжаться собой, необходимых для творчества, философии и науки. Зарытые в бесправие и тяжкий труд, таланты женщин гибли, увядали, не взойдя, и мы сейчас лишены огромного творческого наследия, оставшегося несозданным, так как его потенциальных создательниц запирали на кухнях, лишали бесед и книг, приковывали к примитивной, скучной работе. Читая Сапфо, я вдруг представила себе историю, прошедшую по-другому, историю человечества с женщинами на равных правах, в которой имена великих женщин сияли бы россыпью бриллиантов наряду с именами мужчин - Вергилий, Платон, Гомер...

Я бы, пожалуй, поменяла этот мир на тот. Мне там было б светлее.
nadiayar: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wyradhe в Харальдосквернилсвоймеч

Если б Стаса танком раздавили
до пастозно-вечного покоя,
танки мира ввек бы не простили
оскверненье гусениц такое.

Стали б нам, людЯм, во снах являться
и в стволы гундосить обалдело:
"Может, танки грязи не боятся,
но всему на свете есть пределы!"



:))))

:)))

Jun. 12th, 2013 11:01 pm
nadiayar: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wyradhe в Навеяло

Отчизна, как мне быть? Скажу тебе бесстыдно: тебя не разлюбить на уровне инстинкта. Но в эти времена — не вечные, не думай, — когда моя страна невольно стала суммой нефтянки, ФСБ, березового ситца, — я не могу к тебе серьезно относиться (с) ДЛБ, http://old.novayagazeta.ru/data/2013/056/32.html


Тонет Русь в пучине хныков,
задыхается от слез -
к ней Димитрий Львович Быков
не относится всерьез.

Русь горела, шо те Троя,
шла Титаником на дно,
но подобного дестроя
ей осилить не дано.

Так и вижу: Путин, Сечин
Яровая и Шойгу,
сотряся рыданьем плечи,
скачут белочкой в снегу.

- Как от матерней от сиси
отлучил ты нас навек!
Отнесися, отнесися
к нам серьезно, человек!

Но поэт, хранитель славы,
перекрыл им все пути:
искупленья на халяву
детям зла не обрести.

Пусть оставят согрешенья,
пусть раскаются до слез
и тогда об отношенье
ставят заново вопрос.

nadiayar: (Default)
По мотивам В. Высоцкого

Уважаемые майя!
Лично я не понимаю...
Чем вы думали-гадали,
Составляя календарь?
Может, был слегка поддатый
Тот, который ставил даты?
Может, краску экономил?
(Чем вы там писали встарь?)
Затупилося зубило

Или на хандру пробило?
Может быть, не оплатили
Мужику ударный труд?
Двадцать первое - и здрасьте!
На хрена такие страсти?!
Нет, такого перебора
Не поймёт российский люд!
Прекратите ваши штучки!
Обещали нам получку
Дать пораньше. Чтобы к сроку –
Двадцать первого как раз!
Наш начальник – он же дятел!
У него умища хватит
На Армагеддон сослаться!
Фигу он тогда отдаст!
Вроде бы очко – к удаче?
А у вас – к отбою, значит?
Там же Новый год маячит -
Это ж надо понимать!
Россияне ждут момента
Выпить рюмку с президентом.
Даже будь вы трижды майи –
Грех традицию ломать!
Вы бы только знали, братцы,
Как хозяйки суетятся.
Бусы – ярче, чем на ёлке,
И закуски на столе…
Тут соленья и колбаска,
Не застолье – прямо сказка!
Сельдь под шубой и пюре,
Полный тазик оливье!
Рады взрослые и дети!
Первая, вторая, третья –
Полетели чарки-чайки:
Провожаем Старый год!
Бьют кремлёвские куранты!
Мужики сегодня франты.
А вот Леди прямо павы!
Ну а вы – такое вот?????
Если речь пошла про даты,
То логичнее, ребята,
Общий вам финал наметить
На начало января…
После бурного веселья
Люди маются с похмелья
И, пожалуй, не заметят,
Откровенно говоря…
Нас концом пугают света.
Мол, сбываются приметы,
В ряд построятся планеты,
Как солдаты, напоказ!
Что за повод для печали?
Свет нам столько отключали…
Часто – вместе с отопленьем…
Пронесёт и в этот раз...


(с) ??
nadiayar: (Default)
Сначала было

Что поют часы-кузнечик,
Лихорадка шелестит
И шуршит сухая печка —
Это красный шёлк горит.

Что зубами мыши точат
Жизни тоненькое дно —
Это ласточка и дочка
Отвязала мой челнок.

Что на крыше дождь бормочет —
Это чёрный шёлк горит,
Но черёмуха услышит
И на дне морском простит.

Потому что смерть невинна,
И ничем нельзя помочь,
Что в горячке соловьиной
Сердце теплое ещё.

(с) Мандельштам, 1918


Потом

Но черёмуха услышит
И на дне морском простит…
О. Мандельштам

Это было утром рано
Или было поздно вечером
(Может быть, и вовсе не было).
Фиолетовое небо
И, за просиявшим глетчером,
Чёрный рокот океана.
…Без прицела и без промаха,
А потом домой шажком…
И оглохшая черёмуха
Не простит на дне морском!

(с) Георгий Иванов, 1954


И вот только что

«Не простит на дне морском»



Где-то в сороковых, те, кто вышел и выжил,
Замечают, что глохнет черёмуха, от Камчатки и до Парижа,
Пахнет по-прежнему, привычно боль унимает,
Всё ещё разговаривает – но больше не понимает.

Потом наступает конец войны, государства, воды и света
И, естественно, постановлением второреченского райсовета
Та недлинная улица, яма, подобие шрама –
Получает имя этого Мандельштама.

Белый цветочный огонь любых небес достигает...
Может прочесть название - но это не помогает.

(с) Антрекотка


Антрекоткин стих для меня в этой тройке лучший. Самый осмысленный.
nadiayar: (Default)
Koré

Yea, she hath passed hereby, and blessed the sheaves,
And the great garths, and stacks, and quiet farms,
And all the tawny, and the crimson leaves.
Yea, she hath passed with poppies in her arms,
Under the star of dusk, through stealing mist,
And blessed the earth, and gone, while no man wist.

With slow, reluctant feet, and weary eyes,
And eye-lids heavy with the coming sleep,
With small breasts lifted up in stress of sighs,
She passed, as shadows pass, among the sheep;
While the earth dreamed, and only I was ware
Of that faint fragrance blown from her soft hair.

The land lay steeped in peace of silent dreams;
There was no sound amid the sacred boughs.
Nor any mournful music in her streams:
Only I saw the shadow on her brows,
Only I knew her for the yearly slain,
And wept, and weep until she come again.


(c) Frederic Manning

"Koré" встретилась мне в первый раз в старом сборнике стихов Паунда лет 10-12 назад. Образ ежегодно убиваемой поразил воображение. Книга была библиотечная, и скопировала страницу со стихом, но копия потерялась. Несколько лет спустя я пыталась найти стихотворение в интернете, но его там ещё не было. Теперь нашлось.

UPD. Второе имя этого стиха - "Персефона", и ассоциации сильно пересекались - культ плодородия, смена сезонов - но для меня самоочевидным было другое значение. The yearly slain, ежегодно убиваемая - это девушка, которую ежегодно приносили в жертву в дохристианские времена, чтобы обеспечить урожаи. Она - все эти девушки в одном лице; может быть, богиня, которой их приносили в жертву.
nadiayar: (Default)
На русский её имя переводят "Роза" - неправильно, как целый ряд женских германских имён. В конце нет никакого "а", там мягкое "е". Оно отличает германские варианты имён, германские существительные женского пола от романских. Это "е", таким образом, важно, как и аналогичное "и". Поэтессу звали Розе Ауслендер. Её настоящее имя - Розали Шерцер, а не "Розалия", как на русский переврали. "Розалия" - это пошло.

Я стала читать Ауслендер лет девять назад, что-то даже перевела (1, 2), но оставила это дело - стихочтение, переводы. Со стихами в те годы как-то не складывалось. Писать ещё да, но я очень мало читала. (Что интересно, написанное тогда по-немецки моё переводят.) Какое-то время у меня был только один немецкий томик Ауслендер, девятая из шестнадцати стильных книжечек в мягкой обложке, в которых её наследие издал "Фишер". "Treffpunkt der Winde", "Место встречи ветров". Был также томик английских стихов, "The Forbidden Tree", но он куда-то пропал. Если не ошибаюсь, украден. Впоследствии откуда-то появился второй из томов, "Denn wo ist Heimat?" ("Но где же Родина?"). Меня всё время тянуло его прочесть, однако мешал тот факт, что это второй том, не первый. Как будто внутренний барьер стоял. Хотелось начать сначала.

В субботу я наконец не выдержала и купила начало. Правильно сделала. "Wir ziehen mit den dunklen Flüssen" - традиционная поэзия на стыке романтики и модерна. Всё как у людей: строфа, рифма, метр. "Демон города", первый же стих нью-йоркского цикла (1927-1936) и первый стих в книге, перекликается со знаменитейшим "Богом города" Гейма (1910, оригинал, перевод):


Der Dämon der Stadt

Diese schalen Straßen und die falen
Menschen und mechanisierte Laster!
Heimatloses Herz, bist eingeladen
zu intimer Freundschaft mit dem Pflaster.

Times Square hüpft elektrisiert in nackten
Zuckungen. Lüsterne Lampen wachen.
Der Dämon der Stadt, im abgehackten
Atemzügen, krümmt sich tot vor Lachen.

Schenken dämmern um den Einsam-Trüben.
Nasses Feuer überschwemmt die Wunden
der Verwahrlosten. In schnellen Schüben
hetzt das Grauen die erschreckten Stunden.


Интересно развитие образа: городской Ваал Гейма велик и грозен, он властелин, безусловный стержень стиха и центр событий. У Ауслендер семнадцать+ лет спустя этот бог - одинокий бес, изнемогающий от хохота посреди сырого неона реклам, фонарей, мрачных баров. Ему посвящены лишь три строки, остальное собственно город - молох Нью-Йорк. Чуть подальше в ХХ век - и величие пообтёрлось.
nadiayar: (Default)
http://samlib.ru/j/jar_n_w/february5th2012.shtml
http://samlib.ru/j/jar_n_w/vvp.shtml

Только два, и короткие. По средиземским Тёмным мотивам я создала больше. Меня даже переводили несколько раз - с английского, немецкого на русский.

Может, ещё вернётся.

Если время покажет, что я ошибаюсь - крайне маловероятно, но возможность есть - стихи меня некоторым образом извинят. Стихи и то, что стоит за ними.
nadiayar: (Default)
...В круговерти праведных войн и боен,
В суете постелей, в угаре драк
Ты сперва хотел умереть героем,
А теперь уже безразлично, как.

Безразлично, слышите?! Нет, не слышат:
Жрут, орут, поют на один мотив,
Но герой народу назначен свыше,
И ему не смыться, не заплатив.

Это вбито в камень, в подкорку вшито,
Это каждый носит промежду глаз:
Обещал защиту? Давай защиту!
Не уйдешь, покуда ты всех не спас!

Черный камень, белый дым,
Наш герой непобедим!
Если кто убьет героя,
Сам становится таким.
А теперь иди, дружок,
Отрабатывай должок!

(с), по наводке [livejournal.com profile] johanna_greivs
nadiayar: (Default)
Замечательная рэп-песня о радостных грехах, по стиху Ракуган:

http://www.anchorfield.ru/music/sin.mp3
nadiayar: (Default)
Антрекотка пишет стихи: http://el-d.livejournal.com/63369.html

На любой возвышенности разверни знамя,
Места хватит на всех - небеса пусты.
Эти бабочки летают заодно с нами,
За одно с нами стоят мосты.

На нашей стороне – телефонисты и грозы,
радужная толща льда,
Металлические и хитиновые стрекозы,
Ядовитая подкаменная руда.

На одном дыханье посреди лета,
Посреди лёта, на солнечном дне -
А на обороте ничего нету,
Никого нету на той стороне.


Что интересно.

1. Не считает нужным отвечать на комменты. Ни на один, даже где вопрос или вроде как приглашение к философской беседе. "Кто они, а кто Я."

2. Собственно текст.

На любой возвышенности разверни знамя,
Места хватит на всех - небеса пусты.
(...)
На одном дыханье посреди лета,
Посреди лёта, на солнечном дне -


В небе места, может, на всех и хватит, у тамошних жителей невелики запросы, но на земле попрыгуний-стрекоз и старательных муравьёв после лета и лёта каждый раз неожиданно наступает зима. Сиречь дефицит еды, добра, ресурсов и рабсилы. Обитатели возвышенностей быстро обнаруживают, что места и прочего всё-таки маловато, и начинают с энтузиазмом резать друг друга под сенью своих знамён. Когда на той стороне никого нету, небеса пусты, делать это удобнее - никто не грозит адом за убийство с целью грабежа. Правда, убитым-ограбленным тоже никто ничего не возместит - ну так на то он и социал-дарвинизм.

Стих, конечно, хороший.

(с)

Mar. 14th, 2012 12:29 am
nadiayar: (Default)
Я когда-нибудь стану героем, как ты.
Пусть не сразу, но все-таки я научусь.
Ты велел не бояться ночной темноты.
Это глупо - бояться. И я не боюсь.

...

July 2014

S M T W T F S
  123 4 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios